Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

портрет

Слово о рагугле и топстойкости

- Вот скажите хоть раз конкретно: что делать? - патетически спросил хорошо сохранившийся мужчина лет 23 в порванных за большие деньги джинсах, присевший в красное кожаное кресло напротив стола Истинного Учителя Истины (то есть меня). - Я готов на всё.

- В первую очередь необходимо соблюдать во всём строгую дисциплину. - начал я. - Следует задать себе стратегическую жизненную цель, опирающуюся на системное мировоззрение и преследующую общую пользу. Надо всё время учиться и непрерывно критически обозревать все свои практические выводы: не исключено, что они ложны. Также священный долг каждого состоит в том, чтобы бороться за общую пользу наиболее эффективными способами: то, что хорошо в XIX веке в Гамбии, уже никак не на пользу людям в XXI веке в Эстонии. Важно также делать зарядку, надевать чистое исподнее и ни в коем случае не принимать наркотики, памятуя об ответственности перед обществом и детьми...

Взгляд гостя, как я заметил, расфокусировался уже на третьем предложении.

- Это за всё хорошее против всего плохого. - сказал он. - Смотрите, вот конкретика. Я за этот год успел развестись, сменить работу, купить кальян. А ничего не меняется. В паспортных столах хамят, чиновники продолжают парковаться во втором ряду, а старушку-соседку дочь выгнала на улицу, надеть нечего. Вот с этим что делать? Я готов на всё. Может, научиться стрелять? Или переехать в область? Или сходить на новую постановку Някрошюса?

На этом месте я всё понял. Подобный способ мышления только кажется бредовым. На деле у него есть своя пугающая внутренняя логика, и в присутствии человека с такими симптомами необходимо немедленно сжечь веточку омелы.

Для понимания опасности следует объяснить, что за субстанция булькает в головах этих несчастных современников вместо привычного мировосприятия. Проф. Инъязов называет её "рагуглом" - от слов, как легко догадаться, "рагу" и google.

По сути рагугл - это и есть единственная форма, которую факты и эмоции принимают в сетевом мозге современника, отказавшегося от жизненной дисциплины.

Я множество раз встречал людей самых разных убеждений, в жизни которых дисциплина была. Мне случалось видеть, как эти честно мыслящие люди отказывались от одних идеологий и переходили к другим – решив по размышлении, что общая польза требует вовсе не той системы мероприятий, которая казалась им целесообразной прежде. В процессе перехода они чувствуют себя крайне неважно – но знают, что личный тонус при этом дело десятое. С этими людьми всегда приятно и поучительно беседовать и работать – ибо их ум непрерывно трудится, уши слышат, глаза вдумчиво смотрят, а мировоззрение подобно дереву, наращивающему годовые кольца и лишь укрепляющемуся от этого.

Не таковы носители рагугла. В их душах место сверхцели и общей пользы занимает даже не собственная польза. Они сосредоточены на том самом, что отвергают носители жизненной дисциплины - на своём тонусе. Именно тонус определяет всё, что они видят в мире и всё, что они в нём делают сами.

Именно поэтому у них нет об этом самом мире системы представлений, известной как "мировоззрение". Вместо него у них...
портрет

Слово о Состояльцах

Истинного Учителя Истины (то есть меня) то и дело приглашают консультировать новые проекты, именуемые сейчас уютным шлёпанцевым термином «стартапы». В ходе исследования этих трудовых новообразований мною была обнаружена угроза столь масштабная, что сам факт, что она до сих пор не была описана - можно объяснить лишь происками враждебных Внеземных Цивилизаций.

Речь идёт о людях, претендующих на возвышенные должности, требующие вдумчивости и воодушевления. Искренне влюблённых в дело своей жизни и посвящающих ему все силы своей души.

Проблема состоит лишь в том, что дело их жизни никакого отношения к их работе не имеет.

От своей непосредственной должности, на которой им платят за интеллект и творческую жилку – эти люди норовят отмазаться условными рефлексами. А сами пускают все жилки и сок мозга на что-нибудь заветное.

Об этом типе современников стоит рассказать поподробнее. Ибо сегодня, после двух десятилетий деиндустриализации, вокруг нас пруд пруди работников с затуманенным взглядом, желающих выполнять умственную работу как механическую, а по-настоящему просыпающихся только для битв на любимых тематических форумах или выпиливания лобзиком.

Коротко говоря – все эти люди предлагают себя работе, как бесприданница Кнурову: заведомо зная, что любви не будет. Поскольку они уже состоялись как личности в совершенно другом, невостребованном действительностью месте.

Наука (то есть проф. Инъязов) называет этих Состоявшихся Как Личности типов звучной аббревиатурой «Состоялклы», которую я переименовал в мягкое сочувственное "Состояльцы".

Явление это недавнее – но прогрессирующее с дивной скоростью. Ещё лет семьсот назад жизнь просто не спрашивала у большинства представителей Человечества, в чём бы таком им хотелось бы самореализоваться. Дело подавляющему большинству наших предков доставалось от родителей, а обычным бегством из трудовой династии был уход в монастырь. В суровые эпохи быть «лишними людьми» могли себе позволить единицы.

Однако уже при первых свистках индустриализации вполне здоровые люди с руками, ногами и профессией время от времени стали обнаруживать, что они «не востребованы» и должны выбирать – разбойничать либо соглашаться на дауншифтинг в работном доме. Ибо прогресс совершил отчуждение их от средств производства.

XX век вскопал проблему невостребованности ещё глубже, раскрутив маховик научно-технического прогресса. В результате его молодой специалист, владеющий чем-нибудь передовым в 1910 году, превращался в производственный антиквариат к 1935 году. Двадцатый век апдейтил таких людей как дедовскими способами (отправляя на лесоповал и на войну), так и передовыми (посылая на переквалификацию и заставляя получать новое образование).

Как бы в насмешку, тот же двадцатый век подарил - а многим и впихнул насильно, не спрашивая согласия – всеобщее образование, о котором не могли и мечтать интеллектуалы века десятого. В результате у миллионных масс появились интеллектуальные и творческие интересы, вылезающие за пределы трудовой дисциплины.

Так началось победное шествие по Земле хобби. По всей планете зажужжали лобзики, заелозили ручки, составляющие футбольные таблицы, и заплавали в аквариумах безответные смертники индустриального века – моллинезии.

Наконец, рубеж тысячелетий завершил отчуждение, породив квазиумственный труд – когда талант и мастерство заменило...
портрет

Сурказм, или О борьбе с криптодембелями

Истинному Учителю Истины (то есть мне) весной никогда не приходится отдыхать: именно в это бурное время года меня, как правило, вызывают дератизировать коллективную психику крупных трудовых коллективов.

Чем дальше трудовой коллектив от реального производства и чем спокойнее в нём жизнь - тем более буйным цветом расцветут там мозговитые типы, смолоду имеющие гигантские заслуги перед собой. Эти умные люди образуют своеобразную секту, почему-то считающую безделье таким же статусным признаком успеха, как немецкий автомобиль со свистелками.

Секта эта имеет знаки отличия, по которым адепты опознают друг дружку: тёплые однотонные джемперы без рисунка, короткие бородки, закатанные как бы в вечной готовности трудиться рукава (в случае, если на предприятии соблюдается т.н. дресс-код, роль знаков отличия играт мелкие нарушения его требований). Секта охватывает лиц от 23 до 60 лет. В неё могут угодить и высшие руководители, и низшие исполнители. Вне зависимости от возраста и наклонностей заняты эти люди только двумя вещами: иронизируют по поводу затей начальства - и договариваются с друзьями куда-нибудь масштабно съездить "через выходные".

Проф. Инъязов называет их криптодембелями, и о них стоит поговорить отдельно.

Интересно в них вот что. По факту эти люди снабжены а) хорошим мыслительным аппаратом и б) кое-каким образованием, нередко даже требующим мышления. Следовательно - они не могут не знать про себя всю горькую правду. Тем не менее они уживаются с нею - и продолжают жить жизнью амёб. Как им это удаётся?

Дело в том, что, подобно моллюскам, они научились покрывать эту неудобную правду специальным перламутром иронии, чтоб было красиво и не царапало.

Их изучение в естественной среде обитания позволяет обнаружить главный приём, с помощью которого эти типы инкапсулируют себя от объективной реальности. Наука называет эту технологию сурказмом (термин образован от слова «сарказм» и зверя сурка, известного своей феноменальной способностью изолироваться от жестокого нервного мира и уравновешенно дрыхнуть в норке).

Действие этой технологии лучше всего пояснить на примере...
портрет

Слово об эйчародействе, или Против городской магии

У Истинного Учителя Истины (то есть меня) выдалась на удивление спокойная неделя. Единственным ярким событием в ней стала атака – под покровом ночи – враждебных Внеземных Цивилизаций на институт, где в тот момент заcиделся за экспериментом проф. Инъязов. По Сопромату Инъязовичу выпалили из совершенного лучевого орудия, гарантирующего смерть цели ровно через стандартную галактическую миллисекунду. К счастью, эти двоечники забыли уточнить срок жизни среднего землянина, а стандартная галактическая миллисекунда равна девяноста земным годам. Под влиянием совершенного оружия у профессора уже выпрямилась повреждённая на Халхин-Голе носовая перегородка и закурчавилась борода. Он подумывает о возвращении в любительский бокс.

В остальном покой нарушали только представители любознательных организаций, пытающиеся разобраться в логике свободолюбивых жителей мегаполисов. Любознательные организации сегодня в недоумении. «Сами же кричат, что Всё у нас держится на Честном Слове, – так почему они мечтают, чтобы это Всё погромче навернулось? Им что, жить надоело?" - ругаются они на свободолюбивых жителей.

Ответ на этот вопрос куда глубже банального «дураки» или «с жиру бесятся». Он лежит, как ни странно, в области магии. Свободолюбивый современник из мегаполиса делает особую городскую магию, и об этом стоит рассказать подробнее.

...Наш далёкий предок, живший исключительно среди конкретных предметов материального мира, - всё же верил в бескрайний и неисчерпаемый мир духов. Это он вытворял не от безделья. Духи были привязаны к реальности за вполне конкретные предметы – за рога крупного скота, за ухват, за соху и за люльку. Сущности берегли (или валили) коров, растили (или валили) жито, помогали растить (или убивали) детей.

Логика предка была вполне обоснована. Он не знал, отчего растёт жито, но видел результат – и практично персонифицировал непонятный и неподконтрольный себе процесс в фигуре подходящего духа. Это, в конечном счёте, было его способом влиять на непостижимое – пусть и совершением разнообразных ку.

Сегодня, столетия спустя, можно смело сказать: магия отлежалась после атаки науки и снова завоёвывает мир – на сей раз с другого конца. Тёмные люди с высшим образованием снова верят в духов урожая и домовых. Академический прикол состоит лишь в том, что городской современник, работающий каким-нибудь третьестепенным организатором фотосессий для каталогов на пути пошитого во Вьетнаме бюстгальтера к полке в «Европейском», -- считает таким духом себя лично.

В себе он персонифицирует непонятность и неподконтрольность процессов мироздания. И у него на то есть полное (с магической точки зрения) основание.

А именно: 
портрет

Слово о Страшном Будущем

Новогодние каникулы есть краткий период, когда из пыльных закромов грядущего извлекают лежавшие там весь год сказки и страшилки. Будущее на неделю становится допустимой темой, и даже самые серьёзные источники мнений, обычно считающие маргинальным смотреть дальше своего носа – начинают всерьёз рассуждать о том, что ожидает нас через десять, двадцать, а то и пятьдесят лет. Как правило, серьёзные мыслители выдумывают очередной конец истории. Наслушавшись их, любознательные люди пугаются и начинают усиленно спрашивать у Истинного Учителя Истины (то есть меня), неужели нас действительно ждёт такая гадость.

Чтобы не отвлекаться лишний раз от белого шоколада, музицирования с Секретариатом и традиционного недельного новогоднего турнира с проф. Инъязовым в третьих хироуз -- я решил коротко изложить Уважаемым Читателям, что думает Космос о Страшном Будущем.

...Сегодня в особенном ходу пророчество о грядущем бесповоротном и вечном расслоении Человечества на касту очень богатых умников и касту очень бедных дураков. Рассеяние иллюзии т.н. миддл-класса заставило многих мыслителей-дебютантов вообразить себе в ближнем грядущем наступление оцифрованного и генетически модифицированного феодализма, при котором крошечное меньшинство из прекрасно вооружённых и напомаженных эльфов будет неограниченно долго править тёмным, нищим и тупым гоблинским большинством в трениках. Немаловажно, что для многих мыслителей-сирот, воспитанных в стаях менеджеров -- эта картина является не антиутопией, а вполне себе Городом Солнца.

Способ, которым эльфийское меньшинство будет вечно править, обычно описывается следующим образом...
портрет

Башенный принцессизм и проблемы любви в XXI веке

Вчера Истинный Учитель Истины (то есть я) вернулся из медитации, занявшей месяц. Это не значит, что я хоть минуту просидел в красивой позе, воображая пляшущих синих мужчин. Напротив – я активно мотался по Восточному полушарию, вел полевые исследования, ссорился на диспутах, усиленно питался чем придётся и даже принял под конец участие в турнире по армреслингу, хотя и проиграл чемпиону.

Среди наших современников распространено загадочное убеждение, будто изучать Смысл Жизни – значит десантироваться с цистерной самбуки на безлюдный остров и там уютно квасить, глядя на закат. С подобным успехом можно изучать смысл слонов в Арктике – его там примерно столько же. Что ещё удивительнее -- сама возможность Отдохнуть От Людей воспринимается беглецами как эксклюзивное наслаждение.

И вот тут есть над чем подумать: в течение тысячелетий отшельничество считалось самопосадкой на жёсткую диету, на лишение себя самого ценного – общества других людей. Сегодня та же репрессия к себе почему-то рассматривается как признак окончательно удавшейся жизни.

Налицо патология – не новая сама по себе, но в предыдущие века протекавшая бессимптомно. Если в примитивных обществах т.н. «коллективизм» обусловлен страхом перед клыкастыми буками внешнего мира – то в обществах, где развиты недотыкоммуникации (зарплата поступает на карточку, пиццу приносит смуглый офицант по вызову, а рабочие обязанности отправляются по интернету), поводов для животного коллективизма нет.

Поэтому у городского современника мы регулярно в неприкрытом виде наблюдаем то, что в дикие века драпировалось упомянутым животным коллективизмом. А именно -- повальную обиду на равнодушие ближних с одновременной неспособностью их хоть немного любить самому. Патологию эту мы можем назвать «башенным принцессизмом» -- в память о сказочных персонажах, ожидавших чего-то большого и чистого на безопасном расстоянии от реальности.

Башенный принцессизм лучше всего выражается в риторическом вопле: «А за что любить людей? Вот за что?! Они заливают сверху, кидают на зарплату, ленятся работать, не моются, жрут как свиньи, идиотски гогочут над остротами Петросяна и толкаются в метро, к тому же часть из них дикие таджики, которые, если что, равнодушно меня зарежут -- а я их любить должен? У меня ещё башню не сорвало».

Отвечаю: вопрос подобным образом может ставить только тот, кому само понятие любви неизвестно.

Коротко говоря, друзья мои – если бы людей «было за что любить» - этот процесс 1) назывался бы не любовью и 2) описывался бы фон Хайеком, а не Пушкиным. «За что любить» - вопрос того же плана, что «за что дышать». Дышат не оттого, что воздух этого достоин, а потому что лёгкие есть.

Любовь в её истинном понимании – это...
портрет

Слово о Злыдеализме

Истинного Учителя Истины (то есть меня) постоянно отвлекают от работы. Из-за этого уже дважды откладывался срок сдачи книги в издательство; недоделанным стоит на втором этаже моральный релятиватор; не дописана убийственная бранная сирвента в адрес альтаирских поэтов-песенников, сочиняющих для Леди Гаги. Пациенты, ожидающие очереди, разбили в приемной нечто вроде палаточного городка, и проф. Инъязов на днях с изумлением констатировал возникновение среди них первобытно-общинных отношений и натурального обмена.

Стремясь победить энтропию одним могучим ударом, я рассортировал посетителей по группам и вот уже несколько дней принимаю их большими дозами. В ходе этого штурма мною – со свойственной мне прозорливостью – обнаружена мега-опасность, угрожающая Человечеству. Генезис ее пока точно не установлен, но следы явно ведут в район Веги.

Примерно 95% клиентов уверены в чём-нибудь чудовищном и безнадёжном. Обычно - в том, что т.н. массы чудовищно и безнадёжно зомбированы. «Зомбированной массой, знаете ли, легче управлять» – изрекают эти реалисты, мудро глядя друг сквозь дружку.

К этой чеканной формулировке можно добавить лишь одно. Легче, чем управлять зомбированной массой -- только управлять массой, состоящей из людей, уверенных в зомбированности друг друга. Каких-то лет 50 назад такой, с позволения сказать, «реализм» назывался деморализованностью. Тогда он считался результатом долгой и успешной работы идеологического противника. Сегодня на постсоветском пространстве миллионы людей почему-то принимают его за своё личное достижение.

Об этом явлении стоит поговорить поподробнее.

То, что жертвы данного явления выдают за Реалистическое Миропонимание -- на деле является самой нелепой из форм безоглядного идеализма, именуемой "Злыдеализмом". Его основные черты -- некритичная вера в любую гадость, сказанную о людях. Напротив, всё большое и доброе считается жертвами болезни либо оптической иллюзией, либо особо циничной разводкой (а Циничные Разводки они исповедуют безоглядно). Любые хорошие поступки, в особенности поступки масс -- вызывают у злыдеалистов ту же реакцию, какую вызвало бы у Р. Докинза внезапное явление Девы Марии верхом на облаке.

Тот факт, что в лице их "реализма" мы имеем дело именно с антиреалистическим учением, легко доказать. По какому-то странному обстоятельству этот циничный, пессимистичный, злобный и прагматичный «реализм», описывая историю мира и само Человечество -- вынужден постоянно перевирать реальность хуже любого фантаста...
портрет

Слово о Линкантропии, или Похвала Знаниям

Вчера, когда Истинный Учитель Истины (то есть я) задумчиво доедал кулич, в кабинете зазвонил телефон. Каким образом проф. Инъязов ухитрился поставить "Полёт валькирий" на эбонитовый аппарат 1951 года выпуска -- мне неизвестно, но от неожиданности я снял трубку. В итоге мне пришлось ехать на круглый стол по вопросам образования. Там я, как обычно, провёл время с толком и диагностировал впечатляющий инопланетный вирус.

Собственно образование на круглом столе представляли двое ветхих пигментированных радикалов от просвещения, годящихся мне в сыновья. Противная сторона, занимающая какие-то должности в каких-то фондах, была, напротив, молода, ленива и убедительна. Молодые люди, выступающие за необходимость осовременить систему, доходчиво объяснили старикам, что время уравниловки кончилось. И что главной ценностью работника в наступившем веке явится способность безболезненно переквалифицироваться из девочки в колл-центре по ноутбукам в девочку из колл-центра по айпедам. Следовательно, нагружать будущих менеджеров фразы "Попробуйте выключить и включить ещё раз" тревожными знаниями о квантах, квазарах, квакшах обыкновенных и Квантунской армии -- совершенно нерентабельно и даже жестоко.

Я воздержался от выступления, но это не помогло. После встречи меня окружили сторонники жесткой профессиональной специализации и засыпали вопросами, как им казалось, об интересном. Я записал их вопросы перед тем, как начать шоковую терапию. Итак:

1) "А правда есть ауты-гении?"
2) "Что Вы думаете о Чичен-Ице? Я вам могу линк на статью дать, где про её загадки написано".
2) "Известно, что мы используем свой мозг на 10%. Как в Атлантиде умели включать остальные 90%?"
3) "Вы видели эту картинку с вращающейся балериной? Она демонстрирует парадоксы нашего восприятия. Получается, что многое вокруг нас мы не видим?"
4) "А можете закодировать на успех?"

-- Вам, голубчик, надо щитовидку проверить, -- ответил я, зорко оглядывая юнцов. -- У вас гиподинамия с последствиями. А вам вообще срочно нужно менять образ жизни. Вы же ненавидите свою работу и до сих пор мечтаете стать ветеринаром.

Юноши на секунду опешили, а затем несостоявшийся ветеринар сказал:

-- Вау. Всё точно. Давайте мы с вами ролик снимем.

На этом месте мои стальные нервы не выдержали, и я начал излечивать. Сегодня, как мне сообщили, молодые люди уже пришли в себя и находятся на пути в терапевтический колхоз им. Баграмяна.

Они стали жертвами одной из передовых разработок Внеземных Цивилизаций, которые в своём желании обидно поржать над Человечеством опускаются до самых грязных разводок. Надеясь вбомбить нас в пластиковый век в виде моторизированных троглодитов, инопланетяне разработали вирус-обманку для протезирования величайшего человеческого завоевания -- Знаний.

Этот вирус проф. Инъязов с непривычной для него мягкостью назвал "линкантропией" -- от английского слова Link (букв. "звено") и греческого λυκάνθρωπος (оборотень в погонах или без). Этот термин, на мой взгляд, прекрасно отображает оковы, в которых пребывает разум больных, и их внутреннее одичание. Заболевание проявляется в том, что вместо нормальных систематизированных знаний о мире и себе -- инфицированный ротирует в голове какие-то подборки интересных фоток и занятных линков, слипшийся ком которых и принимает за свой интеллектуальный багаж.

Для новых уважаемых Читателей следует коротко пояснить: враждебные Внеземные Цивилизации издавна испытывают по отношению к Человечеству массу комплексов. Они до жути боятся звёздной экспансии землян. Поэтому их зелёные шестикамерные сердца радуются, когда сыны человеческие вместо покорения Космоса беззаветно доказывают друг другу свою доминантность в шоппинге, кровавых войнах и артхаусном кино, время от времени залегая в отпуска.

Но для того, чтобы забить в людях мамонта любознательности и отвлечь их от борьбы за Будущее, требовался особый тип знаний -- увлекательный, постоянно обновляющийся и совершенно безвредный. Враги нашли выход: они наводнили наш мир миллионами занятных картинок, удивительных фактов и невероятных видеороликов -- то есть модных знаньиц без головы и хвоста, выполняющих функцию консервантов, с которыми наш современник засаливает себя от отпуска до отпуска.

Дело в том, что человеку, каким бы узким специалистом он ни был, не обойтись без целостной картины мира: желание понять, как всё устроено, растёт из нашей сущности. В прежние времена усилия просветителей были направлены на то, чтобы дать всем людям -- сколько их ни есть на земле -- правдивое и максимально полное представление о мироустройстве. Сегодняшние же наследники знаний, нарытых Человечеством, ведут себя в них как Собчак в торговом центре: выбирают что поприкольнее.

В итоге мозг линкантропа мыслит в жанре каталога порноссылок, о чём бы он ни взялся думать. О чем бы ни заговорили рядом с ним -- он вспомнит лишь, что видел по этому поводу прикольный ролик или впечатляющую картинку. На этом единственном звене его ассоциативная цепочка, собственно и составляющая основу мышления, с хрустом рвётся. Его путь к интеллектуальному самоутверждению редуцирован до задачи вспомнить что-нибудь более прикольное, чем собеседник. И точка.

Результатом этого буйного невмешательства больного в собственный разум становится то, что его, вместо объективных представлений о реальности, начинает населять цирк уродов. Скучные факты из контекстного поиска в их памяти легко выпихивает занятная чепуха. В результате об Александре Великом больные твёрдо помнят, что он был голубой, об Иване Грозном - что он загрызал людей медведями в цирке, об Атлантиде - что там разработали ядерную бомбу, о мозге - что мы используем его на 10%, о Марсе - что на нём есть сфинкс, а о пирамидах - что в них затачиваются ножики. Александр не был голубым, Иван Грозный не держал цирка с медведями, Атлантиды не существовало, мозг вполне активен, даже когда мы этого не осознаём, на Марсе нет никакого сфинкса, а в пирамидах ничего не затачивается -- но эта унылая правда не имеет никаких шансов против остренького фрик-шоу.

Линкантропия -- это эскапизм, выдающий себя за реальность, и этим всё сказано. Она не просто превращает человека в диковатое существо, верящее в духов и корень мандрагоры. Она ещё и работает бомбой замедленного действия, отложенной под человеческую жажду открытий. Случайно выяснив, что на Марсе нет никакого сфинкса, -- привыкший к цветастым чудесатостям мозг линкантропа разочаровывается отчего-то не в чудесатостях, а в космической тематике. И, как следствие -- бессознательно рвётся туда, где сфинксы, эльфы и прочая красотища по-прежнему в наличии. Если это произошло -- человек оказывается потерян для собственного и общего Будущего. Он уже не раздумывает о том, что в его мире не в порядке и что можно исправить. Он убивает свою тревогу и свои мечты, дёргая себя за самые простенькие рецепторы перед монитором (занятие это современная этология называет онлайнизмом, и бром тут бессилен).

В результате долговременного воздействия вируса линкантроп становится существом, бессильным против собственной лени. Потребляемые им целлулоидные знаньица таковы, что ими не растопить паровоз деяний -- ведь из них ничего не следует. А настоящие многотомные дрова, дающие волю к движению, больному уже не переварить. Он проводит жизнь в гипнозе, уверенный, что не прячется от жизни, а познаёт в ней самое интересное.

К сказанному остаётся добавить, что Космос знает способ излечения. В колхозе им. Баграмяна организовываются лекции по ликвидации вторичного мракобесия, в которых проф. Инъязов с удивительной проницательностью сообщает об устройстве человеческого организма, последних успехах астрономии, океанологии и генной инженерии. После трудовых экскурсий, в среднем занимающих 10-20 месяцев, больные открывают для себя поистине новый удивительный мир -- наш с вами.
портрет

Пассивный авантюризм и его коррекция

Каждый желающий вывести Истинного Учителя Истины из себя (то есть из меня) должен подкарауливать утром в парке. При моем появлении следует внезапно выскочить из укрытия с воплем: "Как мне научиться целеполаганию?" или: "Есть у вас программа конкретных действий, которая работает?" В последние годы меня постоянно принимают за разработчика экзистенциального софта для неокрепших личностей – но лишь вчера я диагностировал вирус, стоящий за этой тенденцией.

-- Я хочу научиться целеполаганию. -- заявил ломающимся голосом подросток лет двадцати восьми, неуверенно сидя в красном кожаном кресле для посетителей. -- Какой путь к постановке и достижению целей вы предлагаете? Книги, которые описывают пути к успеху, несовершенны -- я пробовал их много и решил обратиться к квалифицированному тренеру. Мне просто нужна программа действий, которая реально работает.

-- А чего вы хотите в жизни, голубчик? -- поинтересовался я в ответ.

-- У меня айтишный диплом. Но я бы хотел иметь свой крупный бизнес. Или некрупный -- но, главное, хочется прожить интересную жизнь. Только в меня не заложили с детства активную позицию…

Пораженный догадкою, я всадил в посетителя очередь контрольных вопросов. Через несколько минут догадка подтвердилась: юноша любит фэнтези, живет с родителями и уныло возделывает т.н. кольцо сайтов, пожиная с него тысяч пятнадцать в месяц. Одним словом -- распечатывая белый шоколадный охта-центр, я уже видел диагноз: пассивный авантюризм.

Мои уважаемые Читатели, несомненно, уже догадались, кому принадлежит термин. Пассивным Авантюризмом проф. Инъязов называет социальное извращение, поразившее изрядную часть наших молодых современников. Суть девиации в том, что больной воображает себя друидом первого уровня и ищет себе строгого, но компетентного пользователя для набора экспы.

Тема контроля за сознанием и поступками человека за последние лет 30 вообще совершила пугающий кульбит. Еще и сегодня пожилые голливудские режиссеры пытаются по-семидесятнически зацепить юного зрителя историями о том, как он станет, лежа в кресле, управлять киборгом-суррогатом или другим живым человеком (и как бездуховно всё это будет). Но такие истории с грохотом проваливаются в прокате, ибо режиссеры не учитывают главного. Юный зритель и так валяется в эргономичном кресле, без устали впахивая на своего друида. Он до смерти завидует своему персонажу и мечтает уже совсем о другом: пусть кто-нибудь решительно введет в него свое внешнее управление, вытолкнет на загадочную улицу и пожнет там для него реальный, неиллюзорный успех.

Не секрет, что освобождение человека от сюзерена и крепостника привело к парадоксальным результатам: наш современник так свободен, что выходит из дому раз в двадцать реже, чем его крепостной предок. Для властелинов колец порнушно-хохотушных сайтов внешний мир с его инстанциями, резким замкадьем в кепке и трениках, а паче того воинской повинностью – место куда более мистическое и в то же время пугающее, чем банальные драконы и фаерболы. Трагизм их положения в том, что сказка для них куда достижимее яви. Последняя к ним ни холодна, ни горяча. Ей вообще плевать, покуда они не задолжали по коммуналке.

Неслучайно современность убила авантюрный роман: истории о том, как простой паренек путем цепи приключений обращается в генерала ФСБ, сегодня допустимы лишь с условием: «После ядерной войны», «После нашествия инопланетян», «После Сопряжения Миров» -- иначе они выглядят беспомощно. Современный нам римейк Фенимора Купера -- писатель Г.Акунин -- помнится, пытался имплантировать одного из своих фандориных в ткань современности. Но и сам имплант, и ткань получились чудовищно силиконовыми. Сегодня алхимический рассказ о преображении серого человека в золотого в горниле испытаний возможен либо в дамских романах, либо в уголовных, либо в спортивных – поскольку только девушка, ворюга и боксер могут рассчитывать на рискованные неприятности со счастливым концом. Ко всем остальным приключение приходит в виде претензии из банка, напечатанной таким же пугливым друидом первого уровня.

Мысль же о том, что он по собственной воле может выйти на улицу и вляпаться в авантюрную погоню за чем-либо, пугает пассивного авантюриста до икоты -- как триста лет назад пугал людей потусторонний мир. Поэтому современник требует себе для этой вашей реальности Конкретную Программу, Целеполагание, Рекомендацию и Компетентного Тренера. Одним словом -- он хочет, чтобы трудные уровни им прошел кто-то еще, крутой и умный.

Лет шестьдесят назад на планете стали продавать первые книжки по обратному спиритизму, написанные для потусторонних личностей как путеводители по реальности. Сегодня этот бизнес достиг апогея. Во многих странах мира офисные друиды постоянно таскают с собою оплаченных юзеров – так называемых «персональных коучей». По сравнению с невинным спиритизмом Дейла Карнеги это уже матёрая магия. Только, в отличие от традиционных ведьм, отдававшихся власти сил бесплотных, эти -- призывают сущности не просто плотные, но зачастую также лысоватые и в очках.

Пассивные авантюристы – это фаусты наизнанку, и этим всё сказано. Вместо того, чтобы выменивать свою душу на знания, они готовы приплачивать тем, кто сумеет ее грамотно и с толком погубить.

Космос знает, что делать с пассивными авантюристами. Но в стилистику этого Журнала его рекомендация никак не укладывается. Скажу лишь, что Учение Гармонии рекомендует им немного подождать. Будет им и высадка инопланетян, и сопряжение миров. И чем дольше и больше пассивные авантюристы будут грезить Великими Переменами, тем они ближе.

Сообщение Секретариата

Внеземные Цивилизации в очередной раз атаковали Журнал ИУИ АБП. В результате из лент Друзей Гармонии исчезло Слово о курьеризме. Если это обращение также отсутствует в Ваших лентах -- сообщите об этом, пожалуйста. Мы примем меры, а то Гиперкуб рвёт и мечет.