Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

портрет

Против минимаксимализма, или Слово о неизбежности величия

Рассматривая наиболее частые притязания активных современников к мирозданию, Истинный Учитель Истины (то есть я) обнаружил любопытную тенденцию. Активные современники яростно и максималистски требуют от мира милого домашнего уюта с геранью.

Если поскоблить «нам нужна Настоящая Демократия» западного левака или российского радикала достаточно трудолюбиво, не обманываясь промежуточными «достал правовой беспредел» и «почему банки отнимают наши доходы» – рано или поздно найдёшь там «я просто хочу путешествовать» или «почему я не могу купить себе дом с высокоскоростным вайфаем». Не отрицая реальности этих требований – нельзя не задаться и другим вопросом: что лежит в основе этого триумфа воли к путешествиям и вайфайству, а главное - причём тут демократия.

Коротко говоря, дело в следующем. Главенствующей протестной идеологией современности является минимаксимализм – то есть требование индивидуумом личного неприкосновенного киберпанка, который современная цивилизация на нынешнем уровне технических возможностей обеспечить не может, но в который при этом всех поголовно всячески заманивает.

Эту мысль необходимо пояснить. Требующий «настоящей демократии» - на деле хочет вовсе не социального перпетуум мобиле, который бы взвалил на его личные плечи много масштабной и трудной работы. Среднестатистическому городскому минимаксималисту, что бы он там себе ни воображал – практическая демократия не нужна: пусть в Кремле сидит хоть Ктулху, пускающий над улицами патрульных осьминогов с пулемётами. Если эти осьминоги будут обеспечивать современнику возможность ненапряжно получать на карточку, благополучно курсировать от метро до азбуки вкуса и домой, а дома строить какие-нибудь хорошо прописанные империи категории трипл-эй и ругать Ктулху, - его требования к реальности будут сводиться к тому, чтобы она держалась подальше и не лезла в его уют.

Причиной этого странного перерождения свободолюбия в аутизм является взятый единожды в передовых странах курс на т.н. индивидуализм. Изначально считалось, что он позволит личности освободиться от навязанных сверхценностей и развивать те, к которым лежит душа. Отказавшись от массовости в испуге перед т.н. тоталитаризмом – передовые страны выбрали индивидуальность как нечто на вид более травоядное и безвредное. В ходе борьбы масс-культ передовых стран населили одинаковые отрицательные пугала от коллективизма, скрывающие за своими тотальными лозунгами то сексуальную неудовлетворённость, то детские обидки. Положительные же персонажи, ясноглазые, полноценные и идеалистичные – занялись защитой маленьких уютных миров своих сограждан от всего большого и страшного.

До поры до времени эта тактика выглядела успешной. Пока коллективистские ребята в своих странах ходили строем и создавали самые большие армии в мире, индивидуалистические ребята не только ездили на хороших машинах, но и довольно успешно летали в ближний космос, а также строили величественные города и писали великие книги.

Однако борцы за вольный глобальный индивидуализм не замечали, что в конечном счёте так же паразитируют на коллективизме – хотя бы в силу масштабности задач, которые им приходится решать в борьбе с мегаломанами-коллективистами.

Лишь когда сильнейшая коллективистская цивилизация планеты была втянута в индивидуализм, выродилась и признала своё поражение – цивилизация индивидуалистическая осталась по-настоящему наедине с собою. После чего немедленно выяснилось, что...
портрет

Слово о ебумбывозах и альтерэгоизме

- Если бы у меня была возможность, я бы с удовольствием занималась фитнесом и учила испанский, - сообщила Истинному Учителю Истины (то есть мне) изящно одетая девушка, упитанная до стадии «многим как раз нравится». – Но у меня мало того что работа, так ещё и дочку надо на плавание возить. Поэтому приходится жить по обстоятельствам. А тут ещё начальство себя по-хамски ведёт, за человека не держит. Я им что, рабыня изаура? Вот вы можете объяснить, откуда такое отношение берётся?

Я вздохнул, потому что очень даже мог объяснить. Передо мною сидела типичная жертва альтерэгоизма.

Об этой болезни стоит рассказать подробнее. Примерно каждый 0,47-й наш современник представляет собой своеобразное транспортное средство под названием «ебумбывоз». Эта психическая машина собрана из начальных букв мантры «Если бы у меня была возможность» и предназначена для перевозки по воображаемому пространству благоприятных обстоятельств воображаемого двойника больного, который (в отличие от самого больного) обладает великим Бы.

Этот двойник представляет собой копию оригинала – только откованную от скалы привычек и отбросившую грузики риска. А потому достойную всяческого уважения, счастья и человеческого отношения.

Этот двойник заводится в каждой складке сослагательности, когда перед оригиналом стоит выбор: противостоять обстоятельствам или покориться им. Двойник поступает (бы) так, как должно, за нашего современника, плывущего по течению. Этот двойник занимается бы за него физкультурою, учит бы испанский, трудится бы на совесть, отстаивает бы справедливость на рабочем месте и занимается бы политикой всерьёз – в то время как его оригинал толстеет, зарабатывает тем, что сам терпеть не может, релаксирует с баклажкой перед хорошей плазмой (или, в переводе с самоутешительного, тупит с пивом у телевизора, пока мимо очередями пролетают годы). Оригинал глухо бубнит на свою зарплату, а за занятия политикой принимает антисауроновские ролёвки в городском ландшафте, позволяющие ему забыть о беспросветных буднях, наполненных капитуляциями перед растворённым в них истинным Сауроном.

Грустная ирония состоит в том, что трусящий оригинал -- трусит, покоряясь пращам и стрелам яростной судьбы, чтобы сохранить возможность и дальше воображать себе отважного двойника.

Альтерэгоизм является эквивалентом веры в воображаемого Друга-Омоновца или Старшего Брата, адаптированным для взрослых. Это переразвившийся механизм, предназначенный заживлять травмы нежной души, полученные о реальность, в которой ей приходится жить.

Беда случается, когда из простого пересочинения бед, случившихся с ним, -- больной переходит к пересочинению себя. Для безоглядного ухода в счастливый мир параллельного самосознания нужно всего лишь одно предательство. Я говорю о предательстве единственного пространства, в котором действительно обитает великий и могучий двойник нашего современника...
портрет

Слово о погибели пиара, или Кризис туристократии

-- На днях я принял очень сложное для себя решение. -- сокрушённо заявил Истинному Учителю Истины (то есть мне) грузный высокий юноша лет тридцати пяти, руководящий небольшой территорией в 120 тыс. кв. километров и полутора миллионами душ. -- Вы понимаете, я отправил своего сына учиться в Англию...

Я пожал плечами. Ничего сложного в нашумевшем решении посетителя не было. Российский нувориш, отправляющий семилетнего сына учиться в аристократический форт, закрытый для чавов и всяких там русских -- обычный нувориш. Госчиновник, делающий то же самое -- обычный жлоб. Эти роли вполне совместимы, и конфликтов между ними ранее не наблюдалось.

-- Так что вас беспокоит, голубчик? -- с любопытством спросил я.

-- Я же говорю. Я принял сложное решение написать об этом в своём блоге. -- потея, объяснил гость. -- Ведь ситуацией могли воспользоваться оппоненты. Это был очевидный ход. "Губернатор нахваливает отечественное образование, а сам отправляет сына учиться в Англию". -- передразнил он кого-то. -- Хотя я за свои деньги и сына устроил, и лучшему дворнику премию выдал... Я мог промолчать, но тогда об этом написали бы враги. Я написал сам -- но всё равно получилось как-то не очень. Вот вы можете подсказать, как правильно пиариться в таких случаях?

Когда раскаты моего олимпийского хохота несколько утихли, я успокоил раскачавшуюся люстру и объяснил юноше:

-- Не надо детей за границу отправлять, голубчик.

-- Но ведь мальчика там гораздо лучше воспитают! -- воскликнул он. -- там такие спартанские условия...

На этом месте мне всё стало ясно. Трудно сказать, какой руководитель области из человека, у которого не хватает сил не купать собственного ребёнка в роскоши и лести. Но наивная вера во всемогущий пиар, который всё покрывает и всё переносит, сегодня является отчётливым видовым признаком новой социальной прослойки пост-советского пространства -- туристократии.

Туристократы, коротко говоря -- это люди, прожившие активную и интересную жизнь где-то примерно почти в районе своей Родины и за её счёт, нанесшие ей немало чувствительных нововведений -- но ни разу в биографии не получавшие обратки. С пубертатных лет подобранные родными кланами, ещё школьниками назначенные в президенты консалтинговых фирм, гоняемые то в Оксфорд на стажировку, то в Кремль на получение грамот -- они никогда не собирались сливаться с человеческим субстратом своего процветания. Понятие географической безвылазности им просто чуждо -- если территория, с которой они стригут купюры и которой командуют, не обеспечивает им сервиса -- они легко находят другую и не понимают, чего это аборигены так на них взъелись.

Всегда проезжая мимо своих Родин в панамках и с цифровыми фотоаппаратами, они привыкли воспринимать подведомственные им страны как достопримечательность. То есть такое место, где можно купить безделушку и дать на чай ("я за свои средства дворника наградил"), -- но всерьёз жить просто нелепо.

Они никогда не были избираемы -- их всю жизнь назначали. Они никогда, даже в виде эксперимента, не пробовали жить аборигенской жизнью -- для них это равно одичанию, "going black under the skin". Поэтому единственной формой общения с местными туристократы почитают лженаучный метод т.н. пиара. Причём придают ему какую-то совершенно мистическую силу.

Туристократ уверен, что с помощью этого волшебного метода он может убедить аборигенов во всём. Например, что спустя 14 лет туристократка, испортившая свою тачилу о двух аборигенок, действительно сядет в тюрьму. Что миллионер и начальник территории величиной с Бельгию плюс Нидерланды действительно не может воспитать своего ребёнка дома в достойных условиях. Наконец, что сын гендиректора ЛДПР действительно достоин государственного ордена больше, чем какой-то левый космонавт.

Между тем, объект их неистовой веры -- пиар -- уже пережил свой век и более не имеет никакой эффективности. Если в период, когда не существовало индивидуальных средств массовой информации (одно из которых Уважаемый Читатель читает в данный момент), пиар творил чудеса -- то сегодня время чудес закончилось.

Причина в том, что пиар - это всего лишь враньё, которое некому опровергнуть. Он подобен фокусу, для успеха которого необходимо, чтобы в критический момент все зрители отворачивались и не смотрели. Если же часть зрителей упорно не отворачивается и на весь зал комментирует, как фокусник открывает тайник, достаёт кролика и запихивает животное в шляпу -- фокус несколько теряет блеск.

В более продвинутых туристократиях, надо отметить, смерть пиара уже осознали. Именно отсюда проистекают дешёвые часы американского президента или езда норвежского короля в пригородной электричке. Упомянутые деятели, возможно, рады бы обвешаться бирюльками, напялить тюрбаны с изумрудами во лбу и рассекать на слонах -- но понимают, что это никак не истолковать в качестве проявления смирения.

В отличие от них, туристократы пост-советского пространства ещё не осознали, что из двух пряников успеха -- власти и роскоши -- сегодня прилично выбирать один. И что губернатор не может жить как звезда R&B. Им это кажется обидным и ущемляющим, а жизнь при таких раскладах теряет краски. Причина этой заторможенности в их поведении вполне объяснима -- они, как уже было сказано, никогда напрямую не зависели от унылых масс, которые им досталось чабанить. Поэтому задача "заслужить у аборигенов признание и любовь" им кажется совершенно третьестепенной -- особенно на фоне наболевшей проблемы "куда отправить сыночку учиться".

Космос -- который я в данный момент представляю -- напоминает, что у современной туристократии есть три пути развития. Первый -- объявить себя живыми божествами, что потребует некоторых изменений в учебниках и традиционных религиозных учениях. Второй -- передислоцироваться в страны, где местные жители и так воспринимают белых как новые воплощения бога Лоно. Третий (признаемся, довольно фантастический) -- переустановить себе иерархию ценностей, сделав главной из них тех самых аборигенов, которых туристократы сегодня считают неустранимым багом в безупречной программе своей жизни. И не упиваться тем, к чему по определению не имеет доступа большинство их подданных.

Альтернативы слишком хорошо известны из истории, чтобы ещё раз о них напоминать.
портрет

О глобальных аналитиках глобальности

-- А вы исписались быстрее, чем я ожидал. -- с неизъяснимым превосходством произнес голос в телефонной трубке Истинного Учителя Истины (то есть меня).

-- Да? -- откликнулся я, откусывая голову подарочного дракончика из белого шоколада.

-- Темы пошли совсем мелкие. -- голос снисходительно вздохнул. -- Любовь, морковь... Я ждал от гиганта мысли чего-то более приближенного к реалиям. Но вы как-то трусливо, ах, простите, я хотел сказать "мудро", обходите действительно важные вопросы. Вы что, не сочувствуете детям Германии решили собственные проблемы и вообразили, что более серьезных тем для анализа, чем жизнь офисного планктона, не существует?

-- Подскажите. -- попросил я.

-- Путинский третий срок и застой. Вы боитесь прогнозировать, к чему это приведет?

На этом месте я быстро отнял трубку от уха и наложил на нее защитный знак. С Глобальной Аналитикой Глобальности лучше не шутить. Передается она вербально, а излечившихся -- единицы. Она великолепно выполняет свою античеловеческую задачу: инфицированная личность бросает заниматься самовоспитанием, ложится на диван, выстраивает целый заоконный мир одной силой своего небогатого воображения и принимается ему прорицать. А нередко еще и предписывать необходимые действия.

Следует сказать несколько слов о происхождении ГАГ. Она встречается повсюду, но особенно затяжной, пандемический характер имеет там, где сидяе-лежачее читательство, по сути являющееся формой обычной лени или, в лучшем случае, досуга, отчего-то имеет статус занятия. То есть на пост-советском пространстве.

Не нужно понимать меня извращенно -- Космос всеми созвездиями за эрудицию. Но хронические читатели эрудитами, как правило, не являются -- ибо эрудит есть понятие активное. Эрудит использует то, что знает,  в практических задачах жизни.  Хронический же читатель формулу "я занят, я читаю" использует как репеллент от насущных требований быта: помыть окна, согнать пузо, возлюбить супруга, просто сделать что-нибудь полезное и придумать что-нибудь новое и интересное. 

В конце прошлого века на восточноевропейскую почву хронического читательства века выпали драконьими зубами архивные Глобальные Концепции, до того мирно циркулировавшие в замкнутых ареалах западных кампусов. Итог -- сегодня трудно найти уголок, где не оказалось бы носителя какого-нибудь штамма Глобального Анализа Глобальности.

Вне зависимости от того, кто какую концепцию подцепил, жертвы ГАГ немедленно укладываются на диван и принимаются прорицать миру, воссозданному ими за окном. Проф. Инъязов со свойственной ему тягой к классификаторству и неологизмам пробовал разделять больных на "тойнбинутых", "сбжезинивших" и пр., но я рекомендовал ему поберечь силы. Всё равно все это -- варианты одной болезни: их миры одинаково напоминают игры в цивилизацию, где стоит послать условных крестьян на свободное место -- и там вырастают одинаковые ромбики полей, а совершенно одинаковые рыцари с одинаковой скоростью прорываются меж одинаково сопротивляющихся укреплений противника.

В реальном мире не найти и двух одинаковых горчичных зерен, не говоря уже о людях, а паче того толпах или эпохах. Поэтому все концептуальные прогнозы издревле неизменно проваливаются (желающий возразить пусть приведет мне действительно сбывшийся прогноз будущего, сделанный лет хотя бы за десять до его наступления). Но глобальным аналитикам глобальности такие мелочи, как тотальное непопадание Концепций Реальности в саму реальность, не мешают.

"Восточное мировоззрение изначально противостоит западному, ибо" -- вещает один, знать не желающий, что верующие южнокорейцы в большинстве своем в последние десятителия перешли в американский протестантизм. "Всякая империя держится тысячу лет, как известно" -- вещает другой, забывший, сколько лет существует империя Японская и сколько просуществовала империя Александра Великого. "Как пишет Тойнби!" -- возглашает третий, упустивший из виду, что Тойнби вообще-то предрекал в холодной войне победу социализму и был бы сильно удивлен ее исходом. 

Подобно кухонным спортсменам, инфицированные ГАГ оперируют какими-то абстрактными футбольными терминами вроде "Путина", "атлантистов" и "пассионариев", рисуют схемы, оценивая дриблинг талибов и прогнозируя ситуацию у ворот французов. Объясняют друг другу, кого стоит ставить в полузащитники -- хотя это все не окажет ни малейшего влияния на Путина, как не оказывает на Хиддинка.

Необходимо добавить еще один мазок к портрету заболевания. Подцепившие ГАГ интуитивно, но совершенно точно чувствуют, что именно из-за Путина (преподавания ОПК в школах, петросяна по телевидению, арабов в парижских пригородах и янки в Ираке) они не могут начать достойно обращаться с ближними, купить в дом штангу и бросить заниматься чепухой. Им почему-то кажется, что неустроенность их жизни вызвана некими могучими внешними процессами, а не тем, что они сами ведут себя как попало.

Каждый из них, кроме незначительного процента инвалидов, может стать атлетом, полиглотом, любящим супругом и заботливым гражданином. Но им не до того. Они заняты. Они объясняют друг другу до хрипоты, к чему приведет интернетизация мира и что случится, когда иссякнет нефть. Это дает им основания считать, что повседневная этика их собственной жизни -- фигня по сравнению с теми безднами, которыми они ворочают в мировом масштабе.

Это не может не пугать. Люди, которым Петросян, Путин и "клэш оф сивилизейшнз" мешают быть людьми, неизбежно испортят собой любой коммунизм и хилиазм. Не говоря о такой далекой от идеала общественной формации, как суверенная демократия.

...Друзья Гармонии привыкли, что я привожу забавные аналогии из прошлых веков. Что ж, это и сейчас не помешает -- не знаю только, выйдут ли они забавными. Прежде всего на память приходит известный публицист пятого столетия Григорий Нисский, которому довелось жить в разгул концептуальных споров о мироустройстве:

«Все полно людей, которые рассуждают о непостижимых предметах - улицы, рынки, площади, перекрестки; спросишь, сколько нужно заплатить, - в ответ философствуют о рожденном и не рожденном; хочешь узнать о цене хлеба - отвечают: Отец больше Сына; справишься, готова ли баня, - говорят: Сын произошел из Ничего». 

А вот -- одна из сильнейших сцен документальной литературы прошлого века. Гимназист, ставший жертвой весьма концептуальной войны, потерявший на ней половину своего класса и возвращающийся из страшной реальности на побывку, попадает в пивную, к глобальным аналитикам глобальности:

"...Директор  с часами на стальной цепочке  хочет получить больше всех: всю  Бельгию, угольные районы Франции и большие куски России.  Он приводит веские доказательства  того, что все  это действительно необходимо, и непреклонно настаивает на своем, так что в конце концов все остальные соглашаются  с  ним. Затем он начинает  объяснять,  где надо подготовить прорыв во Франции, и попутно обращается ко мне:

- А вам, фронтовикам,  надо бы наконец отказаться от  вашей позиционной войны  и хоть  немножечко  продвинуться вперед. Вышвырните этих французишек, тогда можно будет и мир заключить. 

Я отвечаю, что, на наш  взгляд, прорыв невозможен: у противника слишком много резервов.  А кроме того, война не такая  простая штука,  как некоторым кажется.

--  Все это так, -  говорит он,  - но вы смотрите на вещи с точки зрения отдельного  солдата,  а тут  все  дело в  масштабах.  Вы видите  только  ваш маленький участок,  и поэтому у вас нет общей перспективы."

Космос в качестве лечения глобальных геополитиков, цивилизационистов, демографов, экономистов и пр. рекомендует отправку в гарнизоны на южных границах с натуральным хозяйством и принудительным чтением вслух Э.М.Ремарка.
портрет

Мы в ответе за тех, кого включили

Вчера вечером в кабинет Истинного Учителя Истины (то есть меня) дозвонилась девушка с одного из московских телеканалов, предложившая мне поучаствовать в новом реалити-шоу "Звезды включают голову". 

Суть затеи, объяснила она, в том, чтобы прикрепить к нескольким профессиональным гигантам мысли по известному актеру, спортсмену или телеведущему -- и снимать процесс натаскивания последних первыми в философии. Еженедельно будут устраиваться диспуты на темы, выбранные телезрителями -- после чего наиболее слабые риторы и их наставники будут изгоняться. 

-- Это привлечет к телевидению интеллектуалов. -- пояснила девушка. -- и заставит молодежь интересоваться более глубокими вещами. 

Мое воображение никогда не отличалось вялостью. Мне пришлось прервать беседу из-за приступа олимпийского хохота, вызванного живо представленными сценами "Александр Дугин вводит Николая Валуева в евразийство", "Канделаки освещает для Солженицына очередной калёный клин нашей истории" и "Водянова VS Зверев: свобода и предопределение". 

Однако смех не помешал мне всерьез загрустить о диковатой общественной болезни, которую можно назвать ожирением восприятия. Из-за зрительской привычки подъедать "что поярче" серьезные вопросы отданы на откуп откровенно несерьезным людям -- акробатам, комедиантам и гетерам. Сегодня никто понятия не имеет, что думает о любви, дружбе и верности Путин. Зато все многократно слышали, что о них думает Виктюк в расшитом сарафане. Никто не интересуется, в чем видит смысл своей жизни Зубков -- но чтобы увернуться от знания того, что на этот счет полагает Тимати, в мегаполисе нужна уже некоторая ловкость.

Лет 300 назад наставления народу и рассуждения о сути явлений давали правители стран -- либо учёные люди духовного сословия. Никто не возражал -- поскольку они управляли страной либо читали очень много трудных толстых книг, пожертвовав ради этого простыми бытовыми радостями. И никому в голову не приходило, что за жизненной наукой следует идти к тем, кто крутит сальто, играет Афину Палладу в театрах или отдаётся большому количеству людей за портьерой. 

Сегодня же вопрос зрителя "А что такое счастье и как его достичь?" регулярно задается отчетливо неблагополучной молодой женщине Земфире. Но тот же Путин этого простого вопроса за свою президентскую жизнь дождался, кажется, всего один раз, в 2003 году, от второклассника из провинции.

Это Космос уже не может списать на чьи-то происки. Это зритель не желает использовать Путина по назначению, предпочитая "что поярче".

Причиной творящейся вакханалии является то, что диетология восприятия находится у нас на планете на совершенно пещерном уровне. Расхожая аксиома "информация тоже пища" почему-то ни у кого не конвертируется в требование создания санэпидемнадзора за этой самой информацией. Отмечу: речь идет вовсе не о "свободе высказывания идей", а о банальной проверке на свежесть, на наличие личинок и процент генетически модифицированной сои.
 
Глаза и уши являются такими же отверстиями для приема пищи, как рот -- и вызывают совершенно очевидные физические последствия. Однако потребление жирных сериалов, эндорфиновых музыкально-комедийных передач и адреналиновых телеубийств нигде на Земле никак не регламентируется ("уровень насилия на ТВ", о котором время от времени долдонят политики, не имеет прямого отношения к сути проблемы). Отказывая взрослым людям в праве выбирать или не выбирать марихуану, никто почему-то не ставит под сомнение здравый смысл пятилетних малышей при "выборе" телепузиков. Я не вижу здесь заговора, я вижу просто глупость и непонимание Человечеством наносимого себе вреда. Так в моей юности в аптеках свободно продавали средства от кашля, за которые сейчас сажают лет на пятнадцать.

Прежний тонкий шмат Сенкевича, посыпанный крупинками Никулина, на сухаре программы "Время" был, вероятно, недостаточно сладок. Но с каким продуктом можно сравнить канал Дискавери, уже тридцать лет пребывающей в экзальтации от факта, что у воробья больше позвонков, чем у жирафы?

...Космос призывает всех Друзей Гармонии как можно скорее отключить телевизор, несмотря на абстинентные протесты старушек-матерей и детишек -- и добиваться разработки информационной диетологической политики на официальном уровне. Иначе мы и вправду дождемся евразийства от Ксении Анатольевны Собчак, ницшеанства от Малахова и экзистенциализма от Даши Сагаловой.
портрет

Слово о революции в топе Яндекса

Вчера вечером, когда у Истинного Учителя Истины (то есть меня) разом кончился кофе и белый шоколад, я послал помощницу секретаря Алину Зайцеву на джипе в город за тем и другим. А сам сел разбирать почту. Подавляющее большинство писем оказалось прокламациями и сводками с фронтов общественных движений - лоялистских и оппозиционных. Незаметно для себя я увлекся, достал ящик голландских сигарилл и скурил несколько штук, так что вернувшаяся с плиткой и пачкой Алина из-за слоистого дыма в кабинете не сразу разглядела меня.

Список ужасов политической борьбы последних месяцев произвел на меня сильнейшее впечатление:

* произведен выстрел по табличке возле двери госучреждения.
* разломана символическая конструкция на украинской горе.
* на булыжнике написано нечто в память фашистских солдат.
* булыжник разбит.
* задержан левый радикал с обрезом без патронов.
* побиты люди в клубе, громко хлопнуло, и некто отважно признается: "Да, это я стрелял! Я произвел выстрел из травматического пистолета, слышите?!"
* лоялисты рисуют карикатуры на радикалов.
* радикалы рисуют карикатуры на лоялистов.

По степени накала страстей этой политической борьбе даст сто очков вперед любая дискотека в Брянской области. Перед нами какой-то пейнтбол. Причем с такими его карикатурными атрибутами, как писание на стенах и периодическое явление дворника с бляхой. Потрясатели основ проводят от пары часов в дворницкой до пары лет в арестантской, после чего выходят и снова начинают писать на стенах.

У Космоса есть только одно разумное объяснение происходящему: власть в РФ захватил топ-30 Яндекса. Всякий революционер, намазывающий сажей лицо и объявляющий о своем выходе на тропу войны, явно надеется вернуться с тропы к ужину и написать в своем журнале, как прошло. Охранители, в свою очередь, тоже недавно завели себе журналы и потому занимаются не террором революционеров (в общем-то, и не за что), а написанием филиппиков.

Апогеем этого яндексовского шабаша, несомненно, была весна, когда лоялисты и фрондеры в едином порыве дрались за место для скорбного стояния у посольства Эстонии, пока в сотне километров от границы малочисленные органы безопасности лимитрофного государства ловили по одному участников "бронзового бунта". На помощь им даже отправилась подмога в виде двоих леворадикалов, которые были пойманы на территории Латвии с картой, спичками и пистолетом. Разумеется, как и положено в условиях пейнтбольной политической борьбы, пистолет был газовый. Разумеется, обоих через месяц вернули в пункт пересечения границы, поскольку по первому разу оно правонарушением не считается.

Все это наводит на мысль, что в декларируемую невыносимость (нужное вписать) те, кто призывает остальных ее осознать, просто не верят. Потому что иначе трудно объяснить, отчего вместо ухода в леса с берданками они идут в клуб Gogol` с травматическим пистиком.

Если же принять на секунду допущение, что топ-30 Яндекса является некой "предвоенной инстанцией", камертоном и бульканьем, выдающим недетское бурление под подскакивающей крышкой внешнего порядка -- то назревающую революцию, как представляется сегодня, возглавят коты с сергиево-посадской свалки.

У Космоса нет мнения о политической борьбе -- за отсутствием предмета обсуждения.