Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

портрет

Слово о псевдомифах, или Сложь как наркотик

Истинного Учителя Истины (то есть меня) часто спрашивают, отчего я презираю всё Прекрасное и Высокое. Под Прекрасным и Высоким вопрошающие, как правило, понимают многосерийные выдуманные миры со спецэффектами – на том основании, что они заполняют в их головном мозгу директории, отведённые природой под красоту и возвышенность.

Почти всегда защитники многосерийных псевдомиров на деле просто не любят настоящий -- и изменяют ему с покупными, чтобы отомстить. «Жить постоянно в нашей *** реальности просто психологически невыносимо. – обиженно оправдываются они, пряча за спину книги с женщинами в бронелифчиках. -- Почему нельзя иногда просто мечтать. Пусть это выдуманные миры. Но они зато прекраснее нашего. И если автор – мастер, то они такие же убедительные и живые, как наш etc».

Этими аргументами можно защищать покупную любовь. Пусть она никакая не любовь, но если исполнительница мастерица – то получится убедительно и живо.

В сухом остатке разница между любовью и проституцией состоит в том, что вторая – бесполезна и безнадёжна. Проституция и не думает применять либидо человека разумного по назначению – для радостного производства и воспитания новых и лучших особей. Это просто индустрия, деловито взявшая человека за беззащитный инстинкт и коммерчески эксплуатирующая его. (Любопытно, кстати, что именно эта профессия раньше других начала использовать спецэффекты для изображения высоких персей и румяных ланит, не существующих в жизни – что также роднит её с псевдоискусством).

Разница между настоящим прекрасным (в том числе мифами, сказками, песнями и сагами) и тем, что сегодня старательно выдаётся за мифы, песни и саги – решительно та же. Настоящий миф или песня полезны. Ибо они – суть специально упрощённые знания о человеческой жизни. Миф о Прометее коротко, но убедительно рассказывает о самоотверженности как божественном начале в человеке. Миф об изгнании из Эдема – о том, как вместе с сознательностью человек обретает мучения из-за знаний о собственной смертности и крошечности. Сказка о Русалочке – о том, что бесполезных подвигов не бывает. «Песня о звёздах» из детского кино – о том, что открывать иные миры и края очень достойное занятие, нужное Человечеству.

Коротко говоря, настоящий миф учит, а настоящая мечта зовёт. Поэтому они являются практическими инструментами нашего вида в его борьбе за выживание и распространение по Вселенной.

То же, что располагается в отделе возвышенного в голове большинства современников – является, как правило, наглой китайской дешёвкой с ароматизаторами, только забивающей поры души.

Технология производства этого массива псевдомифов (проф. Инъязов называет их коротким термином «сложь») проста и бесчестна...
портрет

Часиксуализм и вопросы культуры

У истинного Учителя Истины (то есть меня) все чаще спрашивают: почему популярные книжки, музыка и фильмы стали такими скучными и предсказуемыми? Ответ очевиден: именно скучная культура востребована сегодня изнывающими от скуки массами современников.

Об этом стоит рассказать подробнее – поскольку такой невинный с виду симптом, как скучность масс-культа, скрывает куда более серьезное заболевание.

Статистически сегодняшний средний покупатель новой книжки и посетитель кинотеатра есть веслоногий офисный рачок большого города. Его жизнеобеспечивающая функция – рассказывать телефону о предлагаемых компанией позициях.

Это занятие, сопровождаемое выращиванием воображаемого огорода и стрельбой птицами по свиньям, несколько похоже на конвейер столетней давности – но, в отличие от конвейера, на нем ничего не производится. Вернее, основной чушкой, подвергаемой постоянной фрезеровке в ходе этого занятия, является сам офисный современник. Он ведь уже давно не винтик механизма, производящего нечто. Стать винтиком и превратиться в Давателя Конкретного Результата – его большая и светлая мечта. О мастерах, которые спрыгнули с оклада и работают за процент, в его биоте рассказывают легенды с придыханием. В реальности же он – бубнящий и выбегающий курить предмет обстановки. В случае чего он загоняется и сдается в аренду оптом — вместе с массой других телефонных обезьянок. Госту подвергаются даже произносимые им слова и их порядок. Говоря откровенно, этот тип современника и существует-то главным образом потому, что экономический процесс сегодня принято упаковывать в бубнеж т.н. менеджеров по размещению заказов.

Вследствие рода деятельности его духовный мир – не похож на духовный мир какого-нибудь гофманского конторщика двухсотлетней давности. Как ни странно, современный конторщик не бежит от реальности в сверкающие миры. Применительно к нему глупо говорить о каком-либо эскапизме. Напротив, дух его, в реальности не живущего вообще, – мечтает сбежать назад, из своего искусственного пространства, и из телефонирующей стандартной чушки превратиться в настоящего человека. Достаточно взглянуть на то, как увлеченно рассекает он каждый день виртуальные заросли на потном мустанге, стремясь на бой во имя великой справедливости – и станет ясно: он мечтает быть человеком. Он хочет броситься в бурные воды жизни, трудиться до седьмого пота, воевать и умирать за что-нибудь серьезное, хочет стоять в полный рост посреди мира и взвалить на себя ответственность за его судьбы.

Трагизм его положения, однако, заключен в том, что при этом он физически остается веслоногим клерком – запуганным пятящимся существом с глазами на стебельках, у которого от самой мысли о рискованной ответственности начинает болеть голова.

В итоге, чтобы его не разорвало изнутри диалектическим противоречием – измученный тоской по реальности современник интуитивно, но в массовом порядке набредает на компромиссную идеологию. Её мы можем смело назвать «Часиксуализмом» (от словосочетания «Час Икс»).

Суть этой идеи, коротко говоря, в следующем.

Однажды – внезапно -- грянет гром. Блеснет молния. И часиксуалист поймет, что...
портрет

Неопланктонизм в литературе

Вчера Секретариат Истинного Учителя Истины (то есть меня) сбился с ног. Я обнаружил, что несколько отстал от жизни, и разогнал всех по книжным магазинам, наказав не возвращаться без актуальной российской литературы.

Остаток ночи я провел в кабинете с чашкой кофе. Время за чтением и ругательствами на разных языках -- а языков я знаю немало -- пролетело незаметно. Под утро, несколько запутавшись в приключениях одного и того же парня лет тридцати в одном и том же негритянском клипе без негров, я сорвал покровы с чудовищной подпольной идеологии, которую исповедует большинство современных авторов.

Эту идеологию злой проф. Инъязов, разбуженный по телефону, тут же назвал «неопланктонизмом» -- имея в виду социальный класс, к которому принадлежат творцы, и их истеричную ненависть к реальности.

Как ни странно, пресловутый офисный планктон – самый невоспетый из деятельных классов пост-советского пространства, хотя подавляющее большинство литераторов и киносценаристов вышли из оупен-спейсов.

«Но Учитель! – возмутится кто-то. – А как же трилогия Нанаева «The бабло»? А как же новый роман Выкшталтовского «17 дюймов по диагонали»? Как же, наконец, богатый смыслами мета-текст этого, как его, Лепрофеева про водку и 38 женщин?»

Насколько мне известно, в настоящей жизни офисный планктон не разбирается с крутыми бандитами, отвечу я. Он также не зарабатывает Бешеные Бабки в Крутом Пиар-Агентстве. Не Оказывается Втянут в интриги корпораций. Также он никогда, что бы ни случилось, не взрывает Главного Босса, не крадет Главный Диск с Главным Документом и не строит баррикады. А питье водки и промискуитет вообще не есть чей-то уникальный видовой признак.

Собственно жизнь планктона полна приключений, но каких-то, с точки зрения автора-неопланктоника, маленьких и стыдных: он выкручивается с кредитами, он царапает своим «логаном» чью-то «мазду» и ищет, как заплатить. Он смешно паникует из-за угрозы очередного свиного коллайдера и думает, куда бы свозить жену подешевле. Он таскает детей по больницам, пристраивает их в детский сад и школу поприличнее. Он мучительно худеет и уворачивается от сауронового глаза начальства, прикидываясь дятлом. В реальности он чувствует себя илотом некоей технологизированной Спарты, на которого открыли криптию и того и гляди доберутся. Он также как умеет помогает друзьям и иногда играет по выходным ироничный рок в никому не известной группе.

Но стоит ему дорваться до клавиатуры и начать творить – как его альтер эго тут же освобождается от его страшненького повседневного героизма, жены, детей и кредитов -- и окунается в маскирующееся под реальность фэнтези, где вместо единорогов бентли, а вместо орков фсбшники и бизнесмены. По ходу действия он, как правило, выясняет Страшный Секрет: оказывается, все мы оккупированы Корпорациями. Тот факт, что этот Секрет написан на всех официальных корпоративных сайтах большими буквами, ими почему-то игнорируется. В конце героя в шести случаях из десяти убивают.

Корни неопланктонизма -- в нежелании сектантов признавать настоящих себя полноценными людьми. Это осознание потребует от них слишком много пугающих действий. Им неприятно думать, что это они могут построить Будущее. Им также не хочется верить, что это они -- из желания и дальше играть рок по выходным -- вместо будущего помогают раз за разом строить прошлое разной степени отсталости. Им почему-то кажется, что куда отважнее будет малодушно признать себя частью неискоренимого мирового зла ("все мы сволочи и рабы"). Перед нами истинный парадокс: тысячи хайдов скрывают свою джекилльскую сущность и по капле выдавливают из себя нераба.

Именно неопланктонизм, изобретенный в далеких уже 1990-х писателем-сатириком В.О.Пелевиным, дал больным возможность организовать личный застой даже посреди огромной, периодически воюющей и переживающей кризисы страны. В итоге современное мировосприятие уже вовсю формируется взрослыми людьми, позаимствовавшими у упомянутого прозаика философию комфортного бессилия и стильной ненависти к себе. Многие из них сегодня стали не последними чиновниками, но по-прежнему остаются в кухонной оппозиции к Системе. Они убеждены, что способа улучшить мир не существует, потому что за всем на свете стоит чья-то циничная выгода.

При этом в глубине души каждый из них хочет, чтобы стало лучше и светлее. Поэтому в их творчестве так мощно звучит тема внезапного Апокалипсиса, который придет и молча поправит всё. Единственная форма всеобщего очищения, в которую они верят -- это Кровавый Ресет над Москвой: сами не справимся, убеждены они.

К сказанному остается добавить, что они не любят и презирают своего читателя -- тот самый офисный планктон, современных разночинцев. Таким образом, творцы-неопланктоники пытаются повторить путь домашних животных и стать котами на диване общественности. Когда-то давно писателей одомашнили, чтобы было кому дератизировать народные души. К ним привыкли. А они забросили ловить мышей и решили, что их кормят за умение, сидя на холодильнике, смотреть на хозяев как на дерьмо.

Космос для борьбы с неопланктониками рекомендует лечебное голодание.
портрет

Готичное слово о Категорическом Вампиративе

В последние дни посетители Истинного Учителя Истины (то есть меня) часто жалуются на нехватку времени и сил. Я спрашиваю "на что именно?" -- и неизменно убеждаюсь, что занятость и бессилие визитеров явно спасает Человечество от многих неприятностей. Однако лишь вчера я диагностировал серьезный инопланетный вирус, скрывающийся за их жалобами.

Толчком к открытию послужил визит 24-летней пациентки, работающей в скромной государственной корпорации и со школы ведущей войну со старостью и ожирением. Девушка рассказала о том, почему она ее проигрывает.

-- Хорошо еще, что я одна, никто кровь не пьёт. -- сообщила она печально. -- Но на то, чтобы себя в форме удерживать, ни времени ни сил не хватает. А то пока не работала, хватало. Полтора часа вечером домой еду -- после этого не в спортзал хочется, а залечь с книжкой Майер и тихо помечтать.

-- Помечтать с книжкой Майер? -- переспросил я. -- О чём, дитя моё?

-- Ну, я просто люблю про вампиров. -- оживилась пациентка. -- Они такие. Сильные, стильные, мудрые...

Истина сверкает нам через просветы в мелочах. Мне всё стало ясно, и я тут же окатил гостью святой водой из брызгалки.

Пристрастие к стильным киношным вампирам с отложными воротниками есть симптом крайне тяжелого расстройства. По Земле всё активнее бродит психический сдвиг, который проф. Инъязов называет Категорическим Вампиративом.

Речь идет об особо жалкой форме идеализма: впавшие в неё назначают эталоном бытия собственную хрустящую юность. Только состояние спонсируемой жизнерадостности, в котором родители еще кормят, а на хеллоуин-пати в клуб уже пускают, представляется им истинной Жизнью. Вся дальнейшая биография, которая наступает внезапно и неизбежно, воспринимается больными как неостановимое скольжение вниз -- к состоянию отупевших от работы бесформенных зомби с хозяйственными сумками. Остановить свое взросление они не могут, приспособиться к нему не желают -- и поэтому мнят себя беззащитными тетрапаками, из которых окружающие по капле высасывают Время и Силы.

...Корни заболевания лежат в научно-технической революции, в 1950-х годах чудовищно ускорившей течение времени на планете. Прежде, покуда внуки пахали как деды и аксакалы были носителями полезного опыта, юношество еще видело во взрослении какие-то бонусы. Но когда пришел прогресс и принес непрерывный спам новинок -- процесс взросления в глазах юношества постепенно превратился в процесс безнадежного Отставания от Жизни. 

Казалось бы, естественный вывод для всякого человека -- непрерывно прилагать усилия, чтобы не превращаться в ходячий винтаж. Однако усилиями Внеземных Цивилизаций, которые Человечество, мягко говоря, недолюбливают и побаиваются -- в миллионы неокрепших умов была внедрена противоположная идея: это приложение усилий губит личность, отнимает право на халявные новинки и обращает невесомого тинейджера в замордованного зомби. Носители Категорического Вампиратива отчего-то убеждены: они и присно оставались бы старшеклассниками, влезали бы в 26-й размер, пили ягу и бегали на свидания. Если б их только оставили в покое и молча спонсировали.

Инфицированных легко опознать в любом возрасте, в любой артели и любом офисе: ровно в пять вечера они впрягаются в свои рюкзачки и сумочки и тут же исчезают, чтобы им случайно не выпили кровь. То же случается, если их напрягают просьбами знакомые -- они просят перезвонить через час и оказываются вне зоны. По мнению проф. Инъязова, это происходит оттого, что дома они ложатся в энергосберегающий гроб, а там связь плохая. 

...Как всякие перманентные жертвы, в глубине души больные Категорическим Вампиративом мечтают поменяться со своими мучителями местами. А поскольку мучители воображаемы (как любые "соседи, которые травят меня радиацией через стену") -- то и светлый идеал инфицированных воображаем. То, какие очертания этот идеал принял в масс-культуре -- наглядно демонстрирует, что сделали бы с нами больные, если бы у них были вожделенные Время и Силы.

Для примера стоит рассмотреть трилогию упомянутой выше североамериканской сектантки Стефании Майер о сумерках. Романтический герой ее книг -- 17-летний неработающий кровопийца, в течение нескольких веков успешно прикидывающийся школьником и коллекционирующий дома хороший звук. Хэппи-энд же наступает, когда романтическая героиня успешно теряет свою бессмертную душу в его любящих зубах, приобретая взамен навечно румянец, 26 размер и изящную форму инвалидности, она же повод не работать -- "извините, на солнце я сверкаю и пугаю этим косное злое быдло".

...Категорический вампиратив не только разрушает единство Человечества, но и морально опускает миллионы потенциальных покорителей Космоса и строителей Будущего до толпы надувшихся жадных детей. В качестве терапии заболевания в совхозе им. маршала Баграмяна практикуется курс семинаров. Больных знакомят с биографиями выдающихся первопроходцев Категорического Вампиратива -- Жиля де Рэ, Елизаветы Батори и маркизы де Монтеспан -- с детальным разбором и смакованием подробностей. По итогам семинара проводится викторина, победители которой выигрывают тур по самым готичным цыганским деревням Румынии.
портрет

Пассивный авантюризм и его коррекция

Каждый желающий вывести Истинного Учителя Истины из себя (то есть из меня) должен подкарауливать утром в парке. При моем появлении следует внезапно выскочить из укрытия с воплем: "Как мне научиться целеполаганию?" или: "Есть у вас программа конкретных действий, которая работает?" В последние годы меня постоянно принимают за разработчика экзистенциального софта для неокрепших личностей – но лишь вчера я диагностировал вирус, стоящий за этой тенденцией.

-- Я хочу научиться целеполаганию. -- заявил ломающимся голосом подросток лет двадцати восьми, неуверенно сидя в красном кожаном кресле для посетителей. -- Какой путь к постановке и достижению целей вы предлагаете? Книги, которые описывают пути к успеху, несовершенны -- я пробовал их много и решил обратиться к квалифицированному тренеру. Мне просто нужна программа действий, которая реально работает.

-- А чего вы хотите в жизни, голубчик? -- поинтересовался я в ответ.

-- У меня айтишный диплом. Но я бы хотел иметь свой крупный бизнес. Или некрупный -- но, главное, хочется прожить интересную жизнь. Только в меня не заложили с детства активную позицию…

Пораженный догадкою, я всадил в посетителя очередь контрольных вопросов. Через несколько минут догадка подтвердилась: юноша любит фэнтези, живет с родителями и уныло возделывает т.н. кольцо сайтов, пожиная с него тысяч пятнадцать в месяц. Одним словом -- распечатывая белый шоколадный охта-центр, я уже видел диагноз: пассивный авантюризм.

Мои уважаемые Читатели, несомненно, уже догадались, кому принадлежит термин. Пассивным Авантюризмом проф. Инъязов называет социальное извращение, поразившее изрядную часть наших молодых современников. Суть девиации в том, что больной воображает себя друидом первого уровня и ищет себе строгого, но компетентного пользователя для набора экспы.

Тема контроля за сознанием и поступками человека за последние лет 30 вообще совершила пугающий кульбит. Еще и сегодня пожилые голливудские режиссеры пытаются по-семидесятнически зацепить юного зрителя историями о том, как он станет, лежа в кресле, управлять киборгом-суррогатом или другим живым человеком (и как бездуховно всё это будет). Но такие истории с грохотом проваливаются в прокате, ибо режиссеры не учитывают главного. Юный зритель и так валяется в эргономичном кресле, без устали впахивая на своего друида. Он до смерти завидует своему персонажу и мечтает уже совсем о другом: пусть кто-нибудь решительно введет в него свое внешнее управление, вытолкнет на загадочную улицу и пожнет там для него реальный, неиллюзорный успех.

Не секрет, что освобождение человека от сюзерена и крепостника привело к парадоксальным результатам: наш современник так свободен, что выходит из дому раз в двадцать реже, чем его крепостной предок. Для властелинов колец порнушно-хохотушных сайтов внешний мир с его инстанциями, резким замкадьем в кепке и трениках, а паче того воинской повинностью – место куда более мистическое и в то же время пугающее, чем банальные драконы и фаерболы. Трагизм их положения в том, что сказка для них куда достижимее яви. Последняя к ним ни холодна, ни горяча. Ей вообще плевать, покуда они не задолжали по коммуналке.

Неслучайно современность убила авантюрный роман: истории о том, как простой паренек путем цепи приключений обращается в генерала ФСБ, сегодня допустимы лишь с условием: «После ядерной войны», «После нашествия инопланетян», «После Сопряжения Миров» -- иначе они выглядят беспомощно. Современный нам римейк Фенимора Купера -- писатель Г.Акунин -- помнится, пытался имплантировать одного из своих фандориных в ткань современности. Но и сам имплант, и ткань получились чудовищно силиконовыми. Сегодня алхимический рассказ о преображении серого человека в золотого в горниле испытаний возможен либо в дамских романах, либо в уголовных, либо в спортивных – поскольку только девушка, ворюга и боксер могут рассчитывать на рискованные неприятности со счастливым концом. Ко всем остальным приключение приходит в виде претензии из банка, напечатанной таким же пугливым друидом первого уровня.

Мысль же о том, что он по собственной воле может выйти на улицу и вляпаться в авантюрную погоню за чем-либо, пугает пассивного авантюриста до икоты -- как триста лет назад пугал людей потусторонний мир. Поэтому современник требует себе для этой вашей реальности Конкретную Программу, Целеполагание, Рекомендацию и Компетентного Тренера. Одним словом -- он хочет, чтобы трудные уровни им прошел кто-то еще, крутой и умный.

Лет шестьдесят назад на планете стали продавать первые книжки по обратному спиритизму, написанные для потусторонних личностей как путеводители по реальности. Сегодня этот бизнес достиг апогея. Во многих странах мира офисные друиды постоянно таскают с собою оплаченных юзеров – так называемых «персональных коучей». По сравнению с невинным спиритизмом Дейла Карнеги это уже матёрая магия. Только, в отличие от традиционных ведьм, отдававшихся власти сил бесплотных, эти -- призывают сущности не просто плотные, но зачастую также лысоватые и в очках.

Пассивные авантюристы – это фаусты наизнанку, и этим всё сказано. Вместо того, чтобы выменивать свою душу на знания, они готовы приплачивать тем, кто сумеет ее грамотно и с толком погубить.

Космос знает, что делать с пассивными авантюристами. Но в стилистику этого Журнала его рекомендация никак не укладывается. Скажу лишь, что Учение Гармонии рекомендует им немного подождать. Будет им и высадка инопланетян, и сопряжение миров. И чем дольше и больше пассивные авантюристы будут грезить Великими Переменами, тем они ближе.
портрет

Слово о потреботах, или В защиту пафоса

-- Мне как настоящему, неподдельному патриоту своей страны за всё это стыдно. -- признался Истинному Учителю Истины (то есть мне) упитанный молодой человек в очках. -- Вместо того, чтобы обеспечить своему народу нормальное качество жизни, нас насилуют адским пафосом. Это уже перехлёстывает через край. Вместо того, чтобы научиться делать нормальные машины -- рассказывают, что  Путин купил "Ниву". Вместо того, чтобы научиться снимать фильмы мирового уровня с нормальными батальными сценами -- дают   трэшевого  "Тараса Бульбу" и выжимают из меня воодушевление ультрапатриотическими монологами. Я хочу гордиться своей страной -- но пусть она даст мне повод собой гордиться! Я не могу всю жизнь гордиться автоматом калашникова. Патриотизм нужно подпитывать чем-то реальным, правда?

-- И чем вы, голубчик, его в окружающих подпитали? -- поинтересовался я.

-- У меня как автомобилиста, как зрителя,  -- вполне мировой уровень. -- продолжил гость, не слушая. -- И пока мне будут впаривать "ниву" и "Бульбу" под патриотические вопли, я их буду наказывать рублём...

На этом месте я всё понял. Внеземные Цивилизации, маниакально копающие под Человечество, в очередной раз прислали ко мне потребота.

Само понятие  "потреботизм" введено проф. Инъязовым. Этим  термином профессор обозначает особый вид мутации, пользующийся серьезным влиянием на пост-советском пространстве. Носители потреботизма отчего-то считают, что лучше всего любовь к родной стране они выразят просмотром качественного американского х/ф "Гран торино", покупкой качественной японской иномарки и -- если удастся -- выездом в качественную страну Западной Европы.

В самом желании потреблять качественное нет ничего особенного.  Однако лишь потреботы подымают акт поедания импортного на высоту гражданственного поступка. Купив "тойоту" и уехав в Германию, потреботы, по их мысли, воспитают наконец Родину и научат ее хорошо готовить.

Корни этого странного вывиха лежат, как правило, в тяжелом детстве больных, в котором они ложились на пол в магазине игрушек и начинали с рёвом требовать у мамы купить машинку не по средствам, упирая на то, что такая есть у Генки. Выросши и научившись, по меткому выражению проф. Инъязова, "обманывать санитаров", они облекли свою инфантильность в новую форму. Как капризные дети убеждены, что им достались самые черствые и жадные родители -- так потреботы подсознательно уверены, что страна им досталась порочная и некачественная изначально. Поэтому и обращаться с нею они умеют лишь одним способом -- яростной насмешкой над её дурацкой прической и дешевыми джинсами с базара.

Неслучайно  частью потреботизма является непереносимость больными патриотического пафоса. В нем потреботам чудятся уговоры мамы согласиться на дешевые джинсы, а этого бастиона они никогда никому не сдадут. Выход любого кинофильма с патриотической составляющей провоцирует немедленную атаку потреботов, пафосно обличающих непереносимый пафос произведения.

Любопытно, кстати, что антипатриотический пафос они готовы есть в любых объемах. Поэтому незачем удивляться тому, что один и тот же кинокритик сперва яростно хвалит "Обитаемый Остров" (несмотря на его картонные танки, плюшевых оборотней и корявое пророческое "мы разучились различать добро от зла" за кадром) -- а затем яростно же ругает "Тараса Бульбу" за картонные сабли и пророческое "подымается из русской земли свой царь".

...Для лечения потреботизма Космос рекомендует видеотерапию. В колхозе им. Баграмяна оборудован специальный кабинет, в котором больных подвергают принудительному просмотру пафосных патриотических роликов времен Великой Депрессии, снятых в США. Общая продолжительность лечебного курса -- 5 часов 22 минуты.
портрет

Против гришковечности, или Похвала переменам

Вчерашний день Истинный Учитель Истины (то есть я) провёл как должно: открыл в подшефном колхозе им. Баграмяна кролиководческую ферму, обыграл в чапаева Секретариат и, наконец, вскрыл одно серьезное массовое заблуждение касательно вечности.

Причиной стала пациентка -- упитанная обозревательница столичных журналов, ярко ругающая мужской пол и бытовые неудобства. Явившись на приём в джинсах и бусах в перерывах между двумя экзотическими поездками, она строго спросила меня:

-- А вообще, когда это всё кончится? Я про Кавказ.

-- Нескоро, дитя моё. -- ответил я. -- Он древний, над ним ещё птеродактили летали.

-- Меня выбешивает просто, что столько нерешенных проблем, а наши взялись помогать каким-то одним чуркам против других. -- продолжила гостья. -- Паспортов им пораздавали... Я уже сколько времени как с Украины приехала, а гражданства мне пока никто не предлагал. Почему сначала со мной разобраться не могли? Дали им 500 миллиардов для начала, а я от этого государства слышу только -- "рожай, мы воюем, нам пушечного мяса нового нужно"! Вот фиг я буду им рожать. Рожу, потом соавтор ребенка тю-тю, естественно. И чего мне потом? А я молодая, красивая, ездить люблю, я еще в Грузии не была, а там дешево...

На этом месте я всё понял и властным жестом сунул посетительнице белую шоколадку.

Дама оказалась носительницей инопланетного заболевания, созданного с целью окончательно дезориентировать Человечество. По моей просьбе проф. Инъязов придумал для него ярлык "Гришковечность" , имея в виду общую для больных тягу к комфортному безвременью и творчество знаменитого деятеля культуры Е.Гришковца.

Суть гришковечности в том, что подцепившие её норовят любой стабильный период собственной жизни считать вечным и неизменным состоянием мироздания. Всё, что нарушает его, воспринимается гришковечными больными как акт агрессии, направленной лично на них. Любопытно, что гришковечные вполне допускают хаос на уровне собственных поступков. Они лично дозволяют себе халтурить, скандалить, увлекаться, расходиться и бросаться тяжелыми предметами -- но категорически отказывают в этом праве окружающему миру.

Мир, состоящий в их представлении из ряда кафе, мест работы, магазинов и двух видов заграницы (дорогая и дешевая), обязан работать как часы. То есть не хамить, организовывать посиделки, платить вовремя, жрать что гришковечные ему дают и -- ни в коем случае не дорожать.

...Появилась гришковечность не вчера. Еще древние обитатели Междуречья полагали, что мир зиждется на ирригационных сезонах Тигра и Евфрата, текущих к морю исключительно для выращивания фиников и продажи их окрестным народам. Мир был настолько ясен, что в нем появились даже специально обученные боги, обметающие женские пальмы пыльцою с помощью специальных метёлок. Эта вечность продолжалась около полутора тысяч лет, пока соль, содержащаяся в реках в малом количестве, не сделала почвы непригодными для финиководства.

С тех пор время неимоверно ускорилось, но всякая новая эпоха порождала всё новые разновидности гришковечности. Апофеозом её разумеется, стало Новейшее время. Сперва петербургские поэтессы, привыкшие к вечности с шампанским и пахитосками в "Бродячей собаке", недоумевали, что это за революция такая и почему им не нашлось после неё места. Затем мюнхенские банкиры, привыкшие отстёгивать и договариваться, не поняли, с чего это к власти пришли психи и почему теперь им из-за национальной принадлежности нужно бежать за океан, бросив всё. Уже в недалёкое от нас время короли посиделок в европейских пабах и бразери, переставшие заводить детей, но не наращивать потребление, не поняли, что за черномазые завелись в их чистых городах.

В наши дни и в наших широтах гришковечные недоумевают, с чего этому миру, задолжавшему им еще столько дискомфорта, вздумалось воевать с одной из Дешевых Заграниц. Разумеется, они подозревают, что сделано это с целью заработать материальных благ. Причём тех самых, на которые вполне могли рассчитывать бы они.

Прекрасным образчиком сегодняшней гришковечности является новая книга известного публициста Д.Быкова "Списанные". Её сюжет сводится к тому, что лирическому герою, халтурящему, увлекающемуся, беседующему за алкоголем и ездящему по дешевым заграницам, внешний мир вдруг сокращает возможности продолжать в том же духе. Проведя собственное расследование, герой обнаруживает, что виноват во всём непосредственно Бог. Ему, понимает герой, доставляет удовольствие мешать людям жить (то есть халтурить, увлекаться, расходиться, скандалить, вести беседы за алкоголем и ездить по дешевым заграницам). И поэтому Создатель подкидывает им бытовые неудобства. Более гришковечно высказаться невозможно по определению.

...К сказанному остаётся добавить: гришковечные органически неспособны уловить прямую связь своей халтурной ежедневности с глобальными катастрофами. Хотя совершенно очевидно, что мир, в котором упитанная дама в мегаполисе зарабатывает глупой руганью в журналах годовой бюджет непальской деревни, рано или поздно взбунтуется. И в Непале к власти придут маоисты, а другая дешевая заграница от нищеты и зависти изберет себе откровенного дуче и начнёт стрелять по соседям из установок залпового огня "Град".


Космос с чистой совестью отказывается от терапии гришковечности. Она исчезает сама, когда на сконструированные больными мирки обрушиваются большие перемены.

P.S.

Древнее китайское проклятие "May You live in interesting times", воспроизводимое по-русски как "чтоб ты жил в эпоху перемен", впервые появилось на свет в 1950 году в рассказе английского писателя Эрика Фрэнка Рассела "Поворот" :)
портрет

О Продавцах Удавшейся Жизни, или Фауст-2

-- Ваша деятельность вредоносна. -- произнес хорошо поставленный мужской голос в телефонной трубке Истинного Учителя Истины (то есть меня). -- Вы пытаетесь реализовать свои претензии на дешевую популярность, разрушая то, над чем годами работают другие. Я обдумываю возможность подачи в суд иска с целью закрыть ваш журнал -- как распространяющий заведомо ложные сведения. В моей новой книге "Сорок правил удачи..."

-- А вы кто, голубчик? -- поинтересовался я, рассматривая через лупу иллюстрации в старинном издании народной немецкой книги о докторе Фаусте.

Мужчина представился. Он оказался известным телевизионным доктором, продающим через торговые точки бывшего СССР методички по Удачной Жизни. По его словам, из-за моего Журнала он лишился возможности консультировать уже двоих высокопоставленных чиновников --и теперь очень боится за их будущее. "Вы вселяете в них нигилизм. Я специально посмотрел ваши записи с тяжеловесной потугой на иронию, так вот -- вы высмеиваете разные образы жизни, но ничего не предлагаете взамен!"

-- Это потому, голубчик, что я никогда не вру. -- вежливо ответил я.

...Причина непомерного распространения упомянутых Методичек по Удавшейся Жизни -- конечно, в общем откате Человечества к примитивно-магическим представлениям.

Еще каких-нибудь 500 лет назад всякий здравомыслящий человек прекрасно знал, что жизнь его находится в его руках лишь отчасти. Всем было прекрасно известно, что человек неспособен контролировать место своего рождения, выбирать родителей, родину, национальность, цвет кожи, заклинать несчастные случаи -- от тогдашних лошадно-гужевых ДТП до военных действий -- и может лишь "сам не плошать". То есть: хорошо знать свое дело, не вестись на халяву и быть порядочным.

Впрочем, и тогда находились люди, забывавшие первую часть процитированной присказки. Об одном из них и повествует "Народная книга о докторе Фаустусе". Сегодня она представляет гигантский интерес. Главным образом -- сходством народного Мефистофеля и современных нам авторов жизненных методичек, объясняющих Всё и обучающих, как заколдовать судьбу.

В книге Мефистофель занимается решительно тем же, что и они. В обмен на душу Фауста он обязуется раскрыть ему Правду, и только Правду о Жизни, а также показать "Вселенную в разрезе". Народная книга добросовестно описывает, как дух объясняет Фаусту массу полезных вещей: как завоевать расположение людей и как разбогатеть. Семь привычек лузеров и десять привычек тех, кто добивается успеха. Основы пикаперства и секреты долголетия. Более того: Мефистофель совершенно точно, ясно и просто описывает, что из себя представляет Вселенная и человеческая жизнь.

Однако вдруг мы наталкиваемся на потрясающий по силе эпизод. Краткий, но внушающий глубокое почтение к колективной мудрости Человечества:

"...И тогда попросил доктор Фауст: пусть дух ему расскажет, как Бог сотворил мир и как был сотворен человек. На это дух дает, по своему обыкновению, лживый ответ."

Отчего ответ Мефистофеля лжив? Он не может быть другим. Это очевидно: откуда, собственно, какому-то чорту знать всеобъемлющую правду о гигантском, превосходящем возможности любого компьютера потоке, называемом жизнью? Откуда ему знать, откуда она появилась и чем управляется?.. Мефистофель был в безвыходном положении: пообещав обучить Фауста Удачной Жизни (то есть жизни, полностью послушной воле одного-единственного человека) он мог только безбожно соврать. Что и сделал, будучи, собственно, чортом.

Отметим: в отличие от создателей богатых "пап и бедных пап", "путей дурака" и "получить то, чего хочется", Мефистофель был всё-таки существом сверхъестественным. Армия же мефистофелеобразных курпатовых ничего сверхъестественного из себя не представляет. Я специально поручил секретарю Кудрявцеву закупку двух-трех сотен их книжек и проглядел их на досуге: ни на одной из них не написано, что "всё это может не помочь". Наоборот: все они, по сути уверяют, будто они-то как раз поняли Законы Удачи, раз и навсегда подчинив ее своей воле.

Это, разумеется, вранье: достаточно ознакомиться с биографиями тех из них, кто уже покинул наш мир. Конец их жизни, как правило, ужасает.

Космос считает лучшим методом работы с продавцами Удачной Жизни классический экзорцизм -- восточного или западного обряда. Либо мусульманский.
портрет

О настоящих мачмо

-- У нее проблемы. -- мрачно произнес полнеющий молодой человек, сидя в кабинете Истинного Учителя Истины (то есть меня). -- Идеализм в тяжелой форме, совсем как вы писали.

-- Вот как? -- участливо отозвался я, распечатывая плитку белого шоколаду.

-- Ей не я нужен, ей рыцарь нужен на белом конике. -- с отвращением продолжил визитер. -- Ей такой нужен, чтоб живот в клеточку, чтоб говорил с ней по два часа в день, чтобы по ресторанам водил, деньги все на нее тратил. И чтоб носки тоже сам стирал. А она, так уж и быть, один раз в неделю что-нибудь сготовит... Ну, если ей нормальный живой человек не нравится, пусть поищет такого как путин, блин. Я ей всё, а она мне ничего? Может, мне еще с ней по-французски говорить?

-- А почему бы нет, голубчик? -- поинтересовался я. -- Выучите для нее французский на бытовом уровне, сделайте себе живот в клеточку, говорите с ней по два часа в день, тратьте на нее деньги, водите по ресторанам, стирайте сами свои носки. И только-то.

-- А нафига она мне тогда? -- поразился пациент. -- Нормальная фигня. Футбол ее бесит, когда я с друзьями сижу -- ее бесит, пузо мое ее бесит, готовить она не хочет, а у самой килограм восемь лишних...

Услышав про восемь лишних килограммов девушки, я всё понял. Визитер оказался типичным случаем психического трансвестизма. Носителей последнего проф. Инъязов, чья страсть к словообразованию известна, одарил термином "Белоснежик" (от слов "Белоснежка" и "мужик"). Он же предложил чудовищный ярлык "Мачмо", созданный им из вивисектированных идиом "Мачо" и Much more для обозначения феерически завышенных притязаний больных.

...Происхождение белоснежиков очевидно и банально. Белоснежики -- продукт современной семьи, находящейся в состоянии перманентного полураспада (разумеется, под тлетворным влиянием Внеземных Цивилизаций). Оставшиеся на орбите разведенных матерей, воспитанные женщинами мужчины озадаченно смотрят в сказку о Дюймовочке или о семи богатырях, зная точно, с кем в ней себя надо ассоциировать, но внутренне завидуя женскому персонажу. В итоге в мир с конвейера неплоных семей сходит одно странное создание за другим -- в штанах принца, но с душой и ожиданиями Дюймовочки.

Судьба такого кентавра незавидна: вместо принцессы для спасания он сам ищет некий феминизированный вариант принца -- девушку немногословную, заботливую, плечистую, способную защитить его от опасностей и желательно щедрую. Продолжая играть не того персонажа в андерсеновском сюжете, мачмо обнаруживают на своем пути одних жаб и крыс, которые жадничают на зернышках и не хотят воплощать их внутреннее фэнтези.

Тяжелый подвиг самосовершенствования, который один и способен превратить мужчину в рыцаря, им чужд --  поскольку из сказок усвоили в лучшем случае лишь пример золушкиной женской покладистости. Мачмо, полагающие себя объектами, а никак не субъектами жизни, хотят, чтобы подвиги совершали ради них.

Неслучайно именно поколение мачмо и белоснежиков породило чудовище разврата -- фантастическую литературу 80-х-2000-х, в которой редко обходится без мускулистого женского персонажа со встроенной пушкою, оберегающего томного героя-белоснежика. В т.н. киберпанке, в романах С.Лукьяненко и Переса-Реверте, во всем сонме приключенческой литературы для мачмо -- так и мелькают задиристые рельефные девицы, которые время от времени, в очередной раз спасши ценного (обычно неизвестно чем) героя от смерти, после заката "приникают к нему разгоряченным телом".

Реальность, разумеется, не может обеспечить всех мачмо достаточным количеством девушек-воительниц. В итоге, сталкиваясь с настоящими, женского пола золушками и дюймовочками, мачмо способны лишь копить обиды и чувствовать, что их нагло оттесняют с желаемой роли. Потому и вести себя с реальными золушками они начинают по-женски, как ревнивая мачеха -- для женщин у них не находится ни благодарности, ни признания, что всё помыто и вычищено как надо. Им нужно much more.

Между тем, Космос настаивает: всякий мачмо может и должен стать принцем и рыцарем -- сильным, умным, заботливым и ласковым, постоянным и щедрым. Надо лишь перестать быть травести и убийственно много поработать (под этим Космос, разумеется, понимает не упражнения с мечами и пистолетами. Все эти якобы "маскулинные" хачатуряновские пляски метят мачмо не хуже пресловутой наплечной лилии).

Будьте истинными рыцарями и принцами, друзья мои. Может статься, однажды в дикую андерсоновскую погоду в ваш одно- или двухкомнатный дворец постучится замерзшая принцесса -- не встречайте ее вопросом, согласна ли она готовить борщ. Это совсем не по сказке.

...На этом месте я уже слышу возражения: "Но Учитель! А че они думают -- в сказку попали?" Космический ответ прост: неужели вам самим больше хочется быть лягушками и кротами, чем прекрасными принцами?

Если да, то не удивляйтесь, если вам будут попадаться одни представительницы вашего же вида.



P.S. от  Секретариата:

текст о дурных женщинах Учитель обещает опубликовать завтра же :) Уже заперся в кабинете, попросил белого шоколаду и работает.
портрет

Об уэбгах

Далеко не все Внеземные Цивилизации хотят всего лишь опустить Человечество и сатанински поржать над ним. Некоторые особо закомплексованные инопланетяне надеются истребить нас всех до одного. Поскольку они трусят схватиться с нами в открытом бою, они разработали и внедрили в ряды Человечества крайне интеллигентный штамм мутантов, призванный вывести цвет Человечества под корень. Проф. Инъязов зовет их уэбгами, что является сокращением от имен видных современных авторов Уэльбека и Бегбедера. На мой взгляд, лучше не назовешь: термин "уэбг" достаточно интеллектуален, бесчеловечен и труднопроизносим, чтобы быть рекомендованным им в качестве самоназвания.

Концепция, которой руководствовались инопланетяне при создании уэбгов, цинична и почти безошибочна: если к подавляющему большинству Человечества для истребления придется применять тяжелое вооружение, то интеллектуалов можно убедить, что жизнь дерьмо, и они убьют себя сами.

Отчего Истинный Учитель Истины (то есть я) вспомнил об этом зле именно сейчас? В последнее время у  меня что-то подозрительно часто спрашивают, что я предпочитаю -- Бегбедера или Уэльбека. Честно говоря, я каждый раз поражаюсь. Мне трудно поверить, что люди на полном серьезе могут "выбирать" из двух писателей, чьи книги начинаются вот так:

"113354, 235465, 2365, 2466. По указанному адресу мне открылось зрелище ее вульвы -- мерцающей, пиксельной, но странно реальной" 

и вот так:

"смерть неизбежна... Этой зимой в моду войдут сиськи выше плеч и плоская задница".

Я так и не понял, из чего тут выбирать, поэтому, чтобы не путаться, скачал фотографии обоих писателей: Бегбедер -- тот, что с большущим подбородком, а Уэльбек -- тот, что с крошечным. Первый, демонически хохоча, для начала объявляет читателю, что любовь умерла и смерть победит, и тут же начинает жалеть себя, совокупившегося со столь многими и всё же такого одинокого. Второй хнычет, что мир превратился в супермаркет, и поэтому величайшим подвигом Человечества было бы самоубийство. В остальном их книги весьма схожи: в них ничего толком не происходит, кроме разных форм перекрестного опыления персонажей, и заканчиваются они плохо.

Мне крайне трудно было понять, зачем многие пишут и читают эту вялую гадость, лишенную малейших проблесков тепла. Размышляя над этой загадкой, я съел весь белый шоколад в доме и был вынужден лично ехать за ним в город (секретариат в разъездах). Джип чуть не вылетел в кювет на обратном пути, но зато у Космоса появилось разумное объяснение происходящего.

Дело в том, что уэбги -- и те, кто пишет, и те, кто восторгается написанным -- были выведены в условиях полуразвалившейся, но еще действующей европейской семьи XX века, в которой еще жили вместе, но уже с трудом друг друга терпели. В итоге возникло поколение, еще не знающее одиночества, толкающего к любви, но уже не переносящее минусов общежития людей.

Выросли, говоря коротко, инертные типы, задыхающиеся вблизи любого настоящего чувства (а настоящее чувство всегда слишком велико для одного). Как положено капризным детям, уэбги склонны раздувать свой жалкий личный опыт до обобщений глобальных масштабов. Выгнав свои семьи или попросту не обзаведясь ими, уэбги взамен приобрели массу свободного времени для описания странно реальных вульв и чтения о них. 

Странно реальный вульвизм как литературный жанр вполне достоин своего названия. В нем выражено всё: и их негуманоидная отстраненность от реальности, выдающая инопланетное происхождение авторов, и и органическая неспособность любить (ни один нормальный мужчина, глядя на женщину, не подумает о странно реальной вульве). И, наконец, претензия на правду жизни, оправданная непонятно чем. Я специально проверял: ни один из авторов-уэбгов не сидел в зиндане, не воевал за Родину, не подвергался преследованиям за веру, не подымался из нищеты, не брал на воспитание сирот и еще много чего "не". Один из них, правда, пару лет просидел на упитанном французском пособии по безработице, оплаченном трудом загруженных работой усталых папаш в самой Франции и ее многочисленных экономических колониях. 

Совершенно очевидно: уэбги презирают Человечество по той же причине, по которой избалованные единственные дети презирают своих родителей. Человечество для них толстая, некрасивая мама с дурацкой прической, которая никогда не отказывала им в доступе к холодильнику и карманных деньгах. Мысль о том, что эта толстая мама тоже хочет чего-то хорошего и, возможно, даже тихонько и чисто мечтает над дамским романом, для них возмутительна. Мама должна А) кормить и Б) заткнуться, пока уэбг в своей комнате описывает очередную странно реальную вульву, посыпанную "не слишком хорошим кокаином". Кокаин в прозе уэбгов непременно должен быть не слишком хорошим. Это, по их мнению, придает написанному жизненность. 

Отмечу, что в русской прозе в последние годы появились свои уэбги и свои мастера странно реального вульвизма. Перечислять их ни к чему: достаточно зайти в любой книжный магазин и спросить у девушки-продавщицы в очках, где тут у них интеллектуальная проза. 


Я уже слышу возражения: "Но, Учитель! Разве не ясно, что их книги -- это вопль отчаяния, попытка призвать человечество образумиться?" Нет, не ясно. Призывали бы, подали бы пример. Но в жизни писателей-уэбгов никакой отделенности от лирических героев у них не наблюдается. Один живет в большой квартире с собакой. Другой снялся в порно из каких-то высоких соображений.


...Да, так о чем бишь я. На вопрос о том, что же я все-таки предпочитаю, Уэльбека или Бегбедера, я отвечаю честно:

-- Александра Дюма.