Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

портрет

Слово о рагугле и топстойкости

- Вот скажите хоть раз конкретно: что делать? - патетически спросил хорошо сохранившийся мужчина лет 23 в порванных за большие деньги джинсах, присевший в красное кожаное кресло напротив стола Истинного Учителя Истины (то есть меня). - Я готов на всё.

- В первую очередь необходимо соблюдать во всём строгую дисциплину. - начал я. - Следует задать себе стратегическую жизненную цель, опирающуюся на системное мировоззрение и преследующую общую пользу. Надо всё время учиться и непрерывно критически обозревать все свои практические выводы: не исключено, что они ложны. Также священный долг каждого состоит в том, чтобы бороться за общую пользу наиболее эффективными способами: то, что хорошо в XIX веке в Гамбии, уже никак не на пользу людям в XXI веке в Эстонии. Важно также делать зарядку, надевать чистое исподнее и ни в коем случае не принимать наркотики, памятуя об ответственности перед обществом и детьми...

Взгляд гостя, как я заметил, расфокусировался уже на третьем предложении.

- Это за всё хорошее против всего плохого. - сказал он. - Смотрите, вот конкретика. Я за этот год успел развестись, сменить работу, купить кальян. А ничего не меняется. В паспортных столах хамят, чиновники продолжают парковаться во втором ряду, а старушку-соседку дочь выгнала на улицу, надеть нечего. Вот с этим что делать? Я готов на всё. Может, научиться стрелять? Или переехать в область? Или сходить на новую постановку Някрошюса?

На этом месте я всё понял. Подобный способ мышления только кажется бредовым. На деле у него есть своя пугающая внутренняя логика, и в присутствии человека с такими симптомами необходимо немедленно сжечь веточку омелы.

Для понимания опасности следует объяснить, что за субстанция булькает в головах этих несчастных современников вместо привычного мировосприятия. Проф. Инъязов называет её "рагуглом" - от слов, как легко догадаться, "рагу" и google.

По сути рагугл - это и есть единственная форма, которую факты и эмоции принимают в сетевом мозге современника, отказавшегося от жизненной дисциплины.

Я множество раз встречал людей самых разных убеждений, в жизни которых дисциплина была. Мне случалось видеть, как эти честно мыслящие люди отказывались от одних идеологий и переходили к другим – решив по размышлении, что общая польза требует вовсе не той системы мероприятий, которая казалась им целесообразной прежде. В процессе перехода они чувствуют себя крайне неважно – но знают, что личный тонус при этом дело десятое. С этими людьми всегда приятно и поучительно беседовать и работать – ибо их ум непрерывно трудится, уши слышат, глаза вдумчиво смотрят, а мировоззрение подобно дереву, наращивающему годовые кольца и лишь укрепляющемуся от этого.

Не таковы носители рагугла. В их душах место сверхцели и общей пользы занимает даже не собственная польза. Они сосредоточены на том самом, что отвергают носители жизненной дисциплины - на своём тонусе. Именно тонус определяет всё, что они видят в мире и всё, что они в нём делают сами.

Именно поэтому у них нет об этом самом мире системы представлений, известной как "мировоззрение". Вместо него у них...
портрет

Слово о Состояльцах

Истинного Учителя Истины (то есть меня) то и дело приглашают консультировать новые проекты, именуемые сейчас уютным шлёпанцевым термином «стартапы». В ходе исследования этих трудовых новообразований мною была обнаружена угроза столь масштабная, что сам факт, что она до сих пор не была описана - можно объяснить лишь происками враждебных Внеземных Цивилизаций.

Речь идёт о людях, претендующих на возвышенные должности, требующие вдумчивости и воодушевления. Искренне влюблённых в дело своей жизни и посвящающих ему все силы своей души.

Проблема состоит лишь в том, что дело их жизни никакого отношения к их работе не имеет.

От своей непосредственной должности, на которой им платят за интеллект и творческую жилку – эти люди норовят отмазаться условными рефлексами. А сами пускают все жилки и сок мозга на что-нибудь заветное.

Об этом типе современников стоит рассказать поподробнее. Ибо сегодня, после двух десятилетий деиндустриализации, вокруг нас пруд пруди работников с затуманенным взглядом, желающих выполнять умственную работу как механическую, а по-настоящему просыпающихся только для битв на любимых тематических форумах или выпиливания лобзиком.

Коротко говоря – все эти люди предлагают себя работе, как бесприданница Кнурову: заведомо зная, что любви не будет. Поскольку они уже состоялись как личности в совершенно другом, невостребованном действительностью месте.

Наука (то есть проф. Инъязов) называет этих Состоявшихся Как Личности типов звучной аббревиатурой «Состоялклы», которую я переименовал в мягкое сочувственное "Состояльцы".

Явление это недавнее – но прогрессирующее с дивной скоростью. Ещё лет семьсот назад жизнь просто не спрашивала у большинства представителей Человечества, в чём бы таком им хотелось бы самореализоваться. Дело подавляющему большинству наших предков доставалось от родителей, а обычным бегством из трудовой династии был уход в монастырь. В суровые эпохи быть «лишними людьми» могли себе позволить единицы.

Однако уже при первых свистках индустриализации вполне здоровые люди с руками, ногами и профессией время от времени стали обнаруживать, что они «не востребованы» и должны выбирать – разбойничать либо соглашаться на дауншифтинг в работном доме. Ибо прогресс совершил отчуждение их от средств производства.

XX век вскопал проблему невостребованности ещё глубже, раскрутив маховик научно-технического прогресса. В результате его молодой специалист, владеющий чем-нибудь передовым в 1910 году, превращался в производственный антиквариат к 1935 году. Двадцатый век апдейтил таких людей как дедовскими способами (отправляя на лесоповал и на войну), так и передовыми (посылая на переквалификацию и заставляя получать новое образование).

Как бы в насмешку, тот же двадцатый век подарил - а многим и впихнул насильно, не спрашивая согласия – всеобщее образование, о котором не могли и мечтать интеллектуалы века десятого. В результате у миллионных масс появились интеллектуальные и творческие интересы, вылезающие за пределы трудовой дисциплины.

Так началось победное шествие по Земле хобби. По всей планете зажужжали лобзики, заелозили ручки, составляющие футбольные таблицы, и заплавали в аквариумах безответные смертники индустриального века – моллинезии.

Наконец, рубеж тысячелетий завершил отчуждение, породив квазиумственный труд – когда талант и мастерство заменило...
портрет

Сурказм, или О борьбе с криптодембелями

Истинному Учителю Истины (то есть мне) весной никогда не приходится отдыхать: именно в это бурное время года меня, как правило, вызывают дератизировать коллективную психику крупных трудовых коллективов.

Чем дальше трудовой коллектив от реального производства и чем спокойнее в нём жизнь - тем более буйным цветом расцветут там мозговитые типы, смолоду имеющие гигантские заслуги перед собой. Эти умные люди образуют своеобразную секту, почему-то считающую безделье таким же статусным признаком успеха, как немецкий автомобиль со свистелками.

Секта эта имеет знаки отличия, по которым адепты опознают друг дружку: тёплые однотонные джемперы без рисунка, короткие бородки, закатанные как бы в вечной готовности трудиться рукава (в случае, если на предприятии соблюдается т.н. дресс-код, роль знаков отличия играт мелкие нарушения его требований). Секта охватывает лиц от 23 до 60 лет. В неё могут угодить и высшие руководители, и низшие исполнители. Вне зависимости от возраста и наклонностей заняты эти люди только двумя вещами: иронизируют по поводу затей начальства - и договариваются с друзьями куда-нибудь масштабно съездить "через выходные".

Проф. Инъязов называет их криптодембелями, и о них стоит поговорить отдельно.

Интересно в них вот что. По факту эти люди снабжены а) хорошим мыслительным аппаратом и б) кое-каким образованием, нередко даже требующим мышления. Следовательно - они не могут не знать про себя всю горькую правду. Тем не менее они уживаются с нею - и продолжают жить жизнью амёб. Как им это удаётся?

Дело в том, что, подобно моллюскам, они научились покрывать эту неудобную правду специальным перламутром иронии, чтоб было красиво и не царапало.

Их изучение в естественной среде обитания позволяет обнаружить главный приём, с помощью которого эти типы инкапсулируют себя от объективной реальности. Наука называет эту технологию сурказмом (термин образован от слова «сарказм» и зверя сурка, известного своей феноменальной способностью изолироваться от жестокого нервного мира и уравновешенно дрыхнуть в норке).

Действие этой технологии лучше всего пояснить на примере...
портрет

Интервью А.Б.Покоя

Группа толковых молодых людей, из интереса к жизни затеявшая среди ЖЖ собственное Средство Массовой Информации и Пропаганды "Октябрьский лосось", добралась до Истинного Учителя Истины (то есть меня) и взяла Вдумчивое Интервью.

Некоторые фрагменты:

"А.Б.П.(...)Обычно в высокомерии кого бы то ни было упрекают люди, способные написать следующую фразу: «Вы мне, человеку, знающему гораздо больше вас, годящемуся вам в отцы и вообще имеющему массу заслуг перед собой -- просто завидуете. Иначе откуда это высокомерие, с которым вы пишете про нас, геев-ролевиков?!» Обвинение в высокомерии – как правило, признание справедливости эссе с одновременным отрицанием порочности описанного явления..."

"...О.Л.: Хотелось бы услышать ваше мнение по такому вопросу – часто бывает, обсуждаешь что-то с человеком, рассказываешь, споришь, тратишь время. А в итоге собеседник заявляет «ну у тебя такое мнение, а у меня другое». Создается впечатление, что конструктивные беседы стали какой-то совершенной редкостью, а всякий разный троллинг, провокаторство и демагогия заполонили как виртуальное, так и реальное общение.

А.Б.П.: Это действительно герпес современности. Отмечу: человек, провозглашающий мантру про «уменяодномнение - утебядругое», тем самым заявляет, что у него нет самостоятельного мышления. Ибо самостоятельное мышление – это именно мышление, которое подвергает собственные мнения постоянному критическому анализу. Человек, не делающий этого – сам не заметит, как его под видом «его мнения» нашпигуют самой невообразимой кашей и черносливом. Благо технически это сделать проще простого.

Встречаясь в спорах с современниками, воображающими себя троллями, провокаторами и демагогами – я всего лишь прошу у них оперировать конкретными цитатами из меня и опровергать именно их, а не собственные их трактовки. Ибо последние, как правило, выглядят следующим образом: «Кто-то скажет, что автор пишет о маленькой белой собачке. Но я же вижу, что это уменьшенный на специальном секретном уменьшаторе, обезгорбленный и перекрашенный чёрный верблюд, которого все ненавидят. А поскольку я вижу в этой белой собачке чёрного верблюда -- предлагаю заклеймить автора именно как верблюдовода»"

"О.Л.: Почему, на ваш взгляд, выходит так мало качественных фильмов про наше настоящее, а взамен нам в основном предлагают смотреть на прошлое с каких-то совершенно странных позиций?

А.Б.П.: Главная причина – незнакомство паразитарных особей, в силу умения занимать чужие места занявших место творческих работников, с нашим настоящим. Они живут друг с другом и вместо реальности выбираются в магазины. В магазинах они иногда приобретают винтажные книжки. Поскольку читать они умеют, а человеческий мозг устроен типово – при чтении винтажных книжек в них начинает рождаться творчество. Но, поскольку представления о реальности у них по-прежнему нет, они намазывают на субстрат книг собственный творческий продукт. Получается, как Вы метко, но мягко выразились, «совершенно странное». Я хотел бы обратить в связи с этим особое внимание на незаслуженно обойдённый вниманием кинофильм «Бумажный солдат» об Отряде космонавтов. Для меня он особенно оскорбителен, поскольку сценаристка этой картины – давняя читательница моего Живого Журнала. Я не понимаю, как можно годами читать меня и писать такую волнующую дичь."

"О.Л.: Как вы думаете, не потерялась ли за всем этим какая-то глобальная цель? Скажем, темы полёта на Марс и прочие завоевания галактик как-то отошли на задний план, а насущные проблемы из серии «как нам спастись от кризисов?» и «где бы еще достать нефти?» их не приближают.
А.Б.П.: Насчёт прочих завоеваний галактик -- должен сказать одну вещь. Насколько мне известно, 160 лет назад с одной из каменных планет относительно близкого к нам космоса, Талапона, стартовала межзвёздная экспедиция, использующая известные нам ядерные импульсные и ядерные ракетные двигатели, а также плазменные ускорители. Для этого населению планеты пришлось долго трудиться и жить экономно – но талапонцы фанаты. Так что у них всё получилось. Ровно через 12 лет, если их корабль не собьёт каким-нибудь дружественным нам транснептуновым объектом, он станет спутником Марса. К тому моменту как мы дочешемся и соберёмся к соседней планете – там уже будет несколько тысяч вооружённых до зубов помповыми ружьями талапонцев. Есть мнение, что их марсианские планы – всего лишь начальная фаза планов по захвату Земли..."

Полностью с Разговором можно ознакомиться здесь.
портрет

Похвала настоящему, или Слово о ностальгетиках

У Истинного Учителя Истины (то есть меня) ещё несколько лет назад начали спрашивать: чем лично я приближаю Светлое Будущее – в котором планета перепрофилирована в ботанический сад, счастливые дети рассекают на флаерах между рододендронами и повсюду порхают склисы? Неужели тем, что умеет делать любая восьмиклассница – ведением бложика? И что, я всерьёз думаю, что таким образом можно влиять на реальность?

На последний вопрос сегодня легко ответить, сопоставив основные идеи двух работ о национальном вопросе. Первая из них принадлежит мне и написана полгода тому назад, вторая – действующему премьер-министру России и написана на днях.

Дай подобную ментальную Мощь восьмикласснице – и мир содрогнулся бы. Представьте, что В.В.Путин говорит о решении глобальных проблем с помощью мультика WinX, а А.Меркель взахлёб отвечает ему про корейский бой-бэнд Super Junior как передовой проект экономики – и вы поймёте, о чём я.

...К сказанному стоит добавить, что я попутно руковожу работой Института, помогая вести осмысленную жизнь тысячам крайне милых современников, а Секретариату – растить для Будущего целый ряд симпатичных детей.

Кроме того, я как могу содействую прогрессивному Средству массовой информации и пропаганды (другие сделали бы намного лучше, если бы могли),

Конкурсу талантов (другие сделали бы намного лучше, если бы могли),

Научно-общественной организации, планирующей социальное развитие Евразии (другие сделали бы намного лучше, если бы могли),

и

Довольно симпатичному общественному движению (другие сделали бы намного лучше, если бы могли).

Это всё, разумеется, далеко не дети на склисах. Но это, по моему глубокому убеждению – вклад в создание такого настоящего, из которого Будущее растёт в склисном направлении.

Отчего я занимаюсь именно этим, а не разработкой передовой космической техники и способов скоростной диспансеризации населения?

Популярный вопрос идеалистам "если ты за всё хорошее, то почему не запускаешь ракеты и не восстанавливаешь образование?" -- во многом вызван неосведомлённостью. Передовые проекты воссоздания здравоохранения, строительства новых ПКА и возвращения классической системы образования -- уже есть. И в достаточном количестве. Современности недостаёт другого: всеобщего согласия тратить на них чудесные, способные оборачиваться каретами, принцессами и шампанским деньги. Прекрасных учёных и инженеров немало. А вот могучих идеалистов, всерьёз работающих над тем, чтобы учёному разуму дали стальные руки-возможности для изменения мира к лучшему – явная нехватка.

На деле ответ на вопрос, «чем лично я могу приблизить Светлое Будущее?», прост: «нужно наилучшим образом делать наилучшее из того, на что способен». «Наилучшее» – значит «приносящее общую пользу и дающее радость творящему». В этом деле годятся и программисты, и журналисты, и шофёры, и продавцы, и юристы. Правда, общая польза рано или поздно может затребовать чего-нибудь новенького. Поэтому лучше развивать все свои способности, даже если зарабатываешь на жизнь лишь одной.

Увы, вопреки этой очевидной истине – вокруг нас громко влачат массовое одновременное существование типы иного склада. Они уверены, что высшей формой строительства Светлого Будущего является сентиментальная верность колосистым символам.

Последние, очищенные путём многократных дистилляций до полной потери связи с реальностью -- превращаются в универсальный экстракт несбывшегося. Экстракты этого рода образуют фармакологическую группу т.н. ностальгетиков. Все они вызывают тяжёлую завимость

Ностальгетики -- а, значит, и квасящие их ностальголики -- бывают множества видов.

На пост-советском пространстве наиболее распространены великопрошлые ностальгетики. При их длительном приёме больной перестаёт интересоваться всеми фактами настоящего -- кроме тех, которые уступают статистике былого. Потребители великопрошлых ностальгетиков разных школ постоянно фехтуют между собой на килограммах мяса, километрах шпал и тоннолитрах молока за разные периоды. Наш сегодняшний мир им чужд во всех аспектах, в которых не демонстрирует своё колбасное ничтожество по сравнению с тысяча девятьсот каким-нибудь. При этом вместо того, чтобы заимствовать из славного прошлого сталинские методы организации – великопрошлые сталинисты, к примеру, занимаются чтением соответствующих ригвед с занудным непременным перечислением тоннокилометров и литрочасов, излитых И.В.Сталиным на Человечество. Не то чтобы эти типы не жили в нашей реальности. Но они жвут в ней как советские разведчики под прикрытием. То есть -- ничем на практике не отличаясь от непросветлённых душ.

Не менее опасны ностальгетики ретрофутурологические. Видит Космос: замечательный мультфильм «Тайна третьей планеты» и детский сериал «Гостья из будущего» были сняты не для того, чтобы...
портрет

Слово о псевдомифах, или Сложь как наркотик

Истинного Учителя Истины (то есть меня) часто спрашивают, отчего я презираю всё Прекрасное и Высокое. Под Прекрасным и Высоким вопрошающие, как правило, понимают многосерийные выдуманные миры со спецэффектами – на том основании, что они заполняют в их головном мозгу директории, отведённые природой под красоту и возвышенность.

Почти всегда защитники многосерийных псевдомиров на деле просто не любят настоящий -- и изменяют ему с покупными, чтобы отомстить. «Жить постоянно в нашей *** реальности просто психологически невыносимо. – обиженно оправдываются они, пряча за спину книги с женщинами в бронелифчиках. -- Почему нельзя иногда просто мечтать. Пусть это выдуманные миры. Но они зато прекраснее нашего. И если автор – мастер, то они такие же убедительные и живые, как наш etc».

Этими аргументами можно защищать покупную любовь. Пусть она никакая не любовь, но если исполнительница мастерица – то получится убедительно и живо.

В сухом остатке разница между любовью и проституцией состоит в том, что вторая – бесполезна и безнадёжна. Проституция и не думает применять либидо человека разумного по назначению – для радостного производства и воспитания новых и лучших особей. Это просто индустрия, деловито взявшая человека за беззащитный инстинкт и коммерчески эксплуатирующая его. (Любопытно, кстати, что именно эта профессия раньше других начала использовать спецэффекты для изображения высоких персей и румяных ланит, не существующих в жизни – что также роднит её с псевдоискусством).

Разница между настоящим прекрасным (в том числе мифами, сказками, песнями и сагами) и тем, что сегодня старательно выдаётся за мифы, песни и саги – решительно та же. Настоящий миф или песня полезны. Ибо они – суть специально упрощённые знания о человеческой жизни. Миф о Прометее коротко, но убедительно рассказывает о самоотверженности как божественном начале в человеке. Миф об изгнании из Эдема – о том, как вместе с сознательностью человек обретает мучения из-за знаний о собственной смертности и крошечности. Сказка о Русалочке – о том, что бесполезных подвигов не бывает. «Песня о звёздах» из детского кино – о том, что открывать иные миры и края очень достойное занятие, нужное Человечеству.

Коротко говоря, настоящий миф учит, а настоящая мечта зовёт. Поэтому они являются практическими инструментами нашего вида в его борьбе за выживание и распространение по Вселенной.

То же, что располагается в отделе возвышенного в голове большинства современников – является, как правило, наглой китайской дешёвкой с ароматизаторами, только забивающей поры души.

Технология производства этого массива псевдомифов (проф. Инъязов называет их коротким термином «сложь») проста и бесчестна...
портрет

Слово о медиумниках, или К ответам на Вечные Вопросы

Так называемые Вечные Вопросы именуются вечными не потому, что на них не существует ответов. Они вечны как мандарины: век за веком ежедневно тысячи людей по всему миру дозревают до того, чтобы их вдохновенно задать.

Так, уже несколько поколений землян интересуются у Истинного Учителя Истины (то есть меня), как сохранить форму. На этот вопрос они получают правдивый Вечный Ответ: форма определяется содержанием. То есть, в случае Homo S. Sapiens - поставленными целями и сознательной работой над собою. Вера в некую внешнюю косметику глубинного проникновения, способную магически сцементировать тушку, какой бы хаос ни был у неё внутри -- антинаучна и оскорбительна для Ломоносова и Лавуазье. Неслучайно в том же потребительском секторе, где плакатная Моника Белуччи сохраняет форму с помощью нефтяного вазелина по двести рублей -- происходят и другие чудеса магии: типовой робот для Форекса обыгрывает других типовых роботов и зарабатывает своему хозяину особняки и блондинок, а освистанный в целой тысяче московских фейсбуков премьер-министр 140-миллионной страны безусловно окончательно растоптан как политик.

Для рассуждающего человека вопрос о сохранении формы вторичен. Куда важнее первичный вопрос: как сохранить содержание? И вот об этом, друзья мои, давно пора поговорить поподробнее.

Это относительно новый вопрос, массово появившийся вместе с т.н. биографической свободой. В прежние века, когда судьба предоставлялась человеку раз и навсегда, носители содержания в особо крупных размерах -- проповедники, творцы и прочие создатели культурного поля -- как правило не были скоропортящимися. Современный же творец по своим характеристикам всё больше приближается к одноразовому мангалу.

Если глухой как пень старик Бетховен был награждён овацией за Девятую симфонию за пару лет до смерти – то современнику приходится хмуриться, чтобы вспомнить, в каком году он последний раз слышал что-нибудь занятное за авторством Уэббера.

Немолодой Шекспир попрощался с миром «Бурей» -- немолодая половина А и Б Стругацких написала книгу под говорящим названием «Бессильные мира сего», и никто её не прочёл – а она всё вещает.

Создатель кинофильма о моральном величии фронтового братства «Белорусский вокзал» погружён сорок лет спустя в какой-то липкий фрейдизм. Автор прекрасной поэмы о бескорыстной чести и глупой жадности «Свой среди чужих» воплощает своих же отрицательных персонажей с присущим ему талантом.

Глядя на это, любознательный современник не может не поинтересоваться, что покусало описанных людей. Почему истины, высказанные ими в юности с такой лёгкостью, сегодня явно не сели бы с ними на одном квадратном километре? И главное -- почему они сами этого не видят? И грозит ли та же опасность всем нам?

Ответ на этот вопрос, к счастью, уже найден, и болезнь установлена.

Дело в том, что в современности для того, чтобы ретранслировать истину -- не обязательно её осознавать.

Сегодня на одного творца, который прокатал на своей шкуре, что есть добро и что есть зло, что есть дружба и что есть предательство, что есть правда, что есть равенство и что есть польза – существует до десятка типов, которых современная наука в лице проф. Инъязова именует «медиумниками»...
портрет

Башенный принцессизм и проблемы любви в XXI веке

Вчера Истинный Учитель Истины (то есть я) вернулся из медитации, занявшей месяц. Это не значит, что я хоть минуту просидел в красивой позе, воображая пляшущих синих мужчин. Напротив – я активно мотался по Восточному полушарию, вел полевые исследования, ссорился на диспутах, усиленно питался чем придётся и даже принял под конец участие в турнире по армреслингу, хотя и проиграл чемпиону.

Среди наших современников распространено загадочное убеждение, будто изучать Смысл Жизни – значит десантироваться с цистерной самбуки на безлюдный остров и там уютно квасить, глядя на закат. С подобным успехом можно изучать смысл слонов в Арктике – его там примерно столько же. Что ещё удивительнее -- сама возможность Отдохнуть От Людей воспринимается беглецами как эксклюзивное наслаждение.

И вот тут есть над чем подумать: в течение тысячелетий отшельничество считалось самопосадкой на жёсткую диету, на лишение себя самого ценного – общества других людей. Сегодня та же репрессия к себе почему-то рассматривается как признак окончательно удавшейся жизни.

Налицо патология – не новая сама по себе, но в предыдущие века протекавшая бессимптомно. Если в примитивных обществах т.н. «коллективизм» обусловлен страхом перед клыкастыми буками внешнего мира – то в обществах, где развиты недотыкоммуникации (зарплата поступает на карточку, пиццу приносит смуглый офицант по вызову, а рабочие обязанности отправляются по интернету), поводов для животного коллективизма нет.

Поэтому у городского современника мы регулярно в неприкрытом виде наблюдаем то, что в дикие века драпировалось упомянутым животным коллективизмом. А именно -- повальную обиду на равнодушие ближних с одновременной неспособностью их хоть немного любить самому. Патологию эту мы можем назвать «башенным принцессизмом» -- в память о сказочных персонажах, ожидавших чего-то большого и чистого на безопасном расстоянии от реальности.

Башенный принцессизм лучше всего выражается в риторическом вопле: «А за что любить людей? Вот за что?! Они заливают сверху, кидают на зарплату, ленятся работать, не моются, жрут как свиньи, идиотски гогочут над остротами Петросяна и толкаются в метро, к тому же часть из них дикие таджики, которые, если что, равнодушно меня зарежут -- а я их любить должен? У меня ещё башню не сорвало».

Отвечаю: вопрос подобным образом может ставить только тот, кому само понятие любви неизвестно.

Коротко говоря, друзья мои – если бы людей «было за что любить» - этот процесс 1) назывался бы не любовью и 2) описывался бы фон Хайеком, а не Пушкиным. «За что любить» - вопрос того же плана, что «за что дышать». Дышат не оттого, что воздух этого достоин, а потому что лёгкие есть.

Любовь в её истинном понимании – это...
портрет

Часиксуализм и вопросы культуры

У истинного Учителя Истины (то есть меня) все чаще спрашивают: почему популярные книжки, музыка и фильмы стали такими скучными и предсказуемыми? Ответ очевиден: именно скучная культура востребована сегодня изнывающими от скуки массами современников.

Об этом стоит рассказать подробнее – поскольку такой невинный с виду симптом, как скучность масс-культа, скрывает куда более серьезное заболевание.

Статистически сегодняшний средний покупатель новой книжки и посетитель кинотеатра есть веслоногий офисный рачок большого города. Его жизнеобеспечивающая функция – рассказывать телефону о предлагаемых компанией позициях.

Это занятие, сопровождаемое выращиванием воображаемого огорода и стрельбой птицами по свиньям, несколько похоже на конвейер столетней давности – но, в отличие от конвейера, на нем ничего не производится. Вернее, основной чушкой, подвергаемой постоянной фрезеровке в ходе этого занятия, является сам офисный современник. Он ведь уже давно не винтик механизма, производящего нечто. Стать винтиком и превратиться в Давателя Конкретного Результата – его большая и светлая мечта. О мастерах, которые спрыгнули с оклада и работают за процент, в его биоте рассказывают легенды с придыханием. В реальности же он – бубнящий и выбегающий курить предмет обстановки. В случае чего он загоняется и сдается в аренду оптом — вместе с массой других телефонных обезьянок. Госту подвергаются даже произносимые им слова и их порядок. Говоря откровенно, этот тип современника и существует-то главным образом потому, что экономический процесс сегодня принято упаковывать в бубнеж т.н. менеджеров по размещению заказов.

Вследствие рода деятельности его духовный мир – не похож на духовный мир какого-нибудь гофманского конторщика двухсотлетней давности. Как ни странно, современный конторщик не бежит от реальности в сверкающие миры. Применительно к нему глупо говорить о каком-либо эскапизме. Напротив, дух его, в реальности не живущего вообще, – мечтает сбежать назад, из своего искусственного пространства, и из телефонирующей стандартной чушки превратиться в настоящего человека. Достаточно взглянуть на то, как увлеченно рассекает он каждый день виртуальные заросли на потном мустанге, стремясь на бой во имя великой справедливости – и станет ясно: он мечтает быть человеком. Он хочет броситься в бурные воды жизни, трудиться до седьмого пота, воевать и умирать за что-нибудь серьезное, хочет стоять в полный рост посреди мира и взвалить на себя ответственность за его судьбы.

Трагизм его положения, однако, заключен в том, что при этом он физически остается веслоногим клерком – запуганным пятящимся существом с глазами на стебельках, у которого от самой мысли о рискованной ответственности начинает болеть голова.

В итоге, чтобы его не разорвало изнутри диалектическим противоречием – измученный тоской по реальности современник интуитивно, но в массовом порядке набредает на компромиссную идеологию. Её мы можем смело назвать «Часиксуализмом» (от словосочетания «Час Икс»).

Суть этой идеи, коротко говоря, в следующем.

Однажды – внезапно -- грянет гром. Блеснет молния. И часиксуалист поймет, что...
портрет

Слово о Злыдеализме

Истинного Учителя Истины (то есть меня) постоянно отвлекают от работы. Из-за этого уже дважды откладывался срок сдачи книги в издательство; недоделанным стоит на втором этаже моральный релятиватор; не дописана убийственная бранная сирвента в адрес альтаирских поэтов-песенников, сочиняющих для Леди Гаги. Пациенты, ожидающие очереди, разбили в приемной нечто вроде палаточного городка, и проф. Инъязов на днях с изумлением констатировал возникновение среди них первобытно-общинных отношений и натурального обмена.

Стремясь победить энтропию одним могучим ударом, я рассортировал посетителей по группам и вот уже несколько дней принимаю их большими дозами. В ходе этого штурма мною – со свойственной мне прозорливостью – обнаружена мега-опасность, угрожающая Человечеству. Генезис ее пока точно не установлен, но следы явно ведут в район Веги.

Примерно 95% клиентов уверены в чём-нибудь чудовищном и безнадёжном. Обычно - в том, что т.н. массы чудовищно и безнадёжно зомбированы. «Зомбированной массой, знаете ли, легче управлять» – изрекают эти реалисты, мудро глядя друг сквозь дружку.

К этой чеканной формулировке можно добавить лишь одно. Легче, чем управлять зомбированной массой -- только управлять массой, состоящей из людей, уверенных в зомбированности друг друга. Каких-то лет 50 назад такой, с позволения сказать, «реализм» назывался деморализованностью. Тогда он считался результатом долгой и успешной работы идеологического противника. Сегодня на постсоветском пространстве миллионы людей почему-то принимают его за своё личное достижение.

Об этом явлении стоит поговорить поподробнее.

То, что жертвы данного явления выдают за Реалистическое Миропонимание -- на деле является самой нелепой из форм безоглядного идеализма, именуемой "Злыдеализмом". Его основные черты -- некритичная вера в любую гадость, сказанную о людях. Напротив, всё большое и доброе считается жертвами болезни либо оптической иллюзией, либо особо циничной разводкой (а Циничные Разводки они исповедуют безоглядно). Любые хорошие поступки, в особенности поступки масс -- вызывают у злыдеалистов ту же реакцию, какую вызвало бы у Р. Докинза внезапное явление Девы Марии верхом на облаке.

Тот факт, что в лице их "реализма" мы имеем дело именно с антиреалистическим учением, легко доказать. По какому-то странному обстоятельству этот циничный, пессимистичный, злобный и прагматичный «реализм», описывая историю мира и само Человечество -- вынужден постоянно перевирать реальность хуже любого фантаста...