Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

портрет

Против растворчества, или Слово в защиту искусств

В последние дни к Истинному Учителю Истины (то есть мне) повадились ходить люди, почему-то считающие, что в бурях последних месяцев они обросли невидимой аурой правдивости, дающей +20 к силе и освобождающей от необходимости общаться с людишками вроде меня вежливо.

-- Конечно, вы щас уже совсем не тот Покой, которого я почитывала. - говорят они, глядя на меня сверху вниз и не присаживаясь. - Просто удивительно, как быстро слился хороший проект и превратился в угэ. Но всё-таки что-то в вас ещё, может, осталось. Вот вам шанс, проверка на человечность. Вурдалаки собрались сожрать творческих девчонок с маленькими детьми. Присоединитесь к кампании в их защиту. 

На этом месте я обычно нажимаю секретную кнопку на столе - и через 10 минут, когда надёжно зафиксированные гости бросают попытки дотянуться носом до планшетника и наклевать SOS в твиттер, приступаю к терапии эстетического чувства.

...Всякий раз, когда личности, по каким-либо причинам считающие себя творческими, рисуют икону св. Микки-Мауса или устраивают панк-молебен – на ум приходит вопрос: ожидают ли они, что за это на них с небес свалится мультяшная наковальня с надписью Acme Company или будет возложена какая-нибудь блэкметал-епитимья? Судя по реакции на последние события - нет, они такого поворота не ожидают и очень возмущаются, когда нечто подобное происходит.

Это значит: данные личности оперируют символами, в которые не верят. А поскольку из-за этого оперирут они ими беззаботно, как мартышка клавиатурой - они являются носителями опаснейшего вируса, о котором следует рассказать поподробнее.

Для начала - два слова о пользе творчества. Творчество всегда полезно. Оно, даже если совершенно абстрактно - всегда для жизни и всегда для людей. В этом смысле, например, ваяние статуи Давида Микеланнжело Буонаротти вполне можно приравнять с культивированию картофеля, и ещё неизвестно, кому мы этим оказываем честь. Польза от Давида так же очевидна, как от картошки: своим совершенством он вдохновляет не только на борьбу за правое дело, но и, например, на занятия гимнастикой.

При этом, отмечу, истинное творчество не обязательно должно состоять из крутобёдрых брунгильд, творящих великое. Кое-какую пользу приносят и А.П.Чехов, и С.Кинг с их маленькими городками и персональными ужасами - ибо они рисуют тот ад, на фоне которого читатель яснее видит элементы рая в собственном мире.

На собственно творчестве живёт вторичный процесс, комбинирующий то, что уже создано, в новые доходчивые композиции. Он называется масскультом, и его задача - найти среди набора вечных тем и символов то, что актуально сегодня, и подать капризному потребителю в приемлемой комбинации. Его в рамках растительно-продуктовой аналогии можно приравнять к кулинарии. Повару не обязательно быть умным и даровитым - но при соблюдении техники и понимании, что вегету в молоко не сыплют, он вполне успешно может кормить большой, сверкающий огнями завод.

И наконец, - процесс, тупо хавающий готовые ценности и беззаботно вываливающий результат их уничтожения на публику – является просто пищеварением.

Проф. Инъязов называет этот последний вид деятельности «растворчеством», поскольку его цель - именно в расщеплении вечных символов для пропитания сиюминутной тушки деятеля и его ещё более сиюминутных т.н. амбиций.

Представим себе на секунду, что Микеланджело, вместо того, чтобы ваять своего Давида, устроил бы арт-акцию "Давид против Медичи". То есть взобрался бы в голом виде на тумбу посреди Флоренции и стал бы плясать, крича матерные частушки. Акция бы вышла громкая, - но, во-первых, мы лишились бы бессмертного шедевра, а во-вторых – во всей северной Италии имя древнего героя звучало бы не в связи с борьбой против превосходящего противника, а в связи с тем дебилом и его частушками. Когда бы подобные эскапады стали массовыми – представители европейской цивилизации очень скоро перестали бы внятно понимать, что на самом деле означают важнейшие понятия - такие, например, как «Мадонна», «блаженство», «идол» и пр. Всё размылось бы и превратилось в кашу из смутно что-то означающих словес. И уж тем более стало бы непонятно, почему это Мадонна не может быть идолом и почему идол и блаженство – понятия несовместимые. А поскольку именно понимание значений слов принципиально отличает цивилизованного человека от выхухоли – конец такой цивилизации был бы немного предсказуем.

Коротко говоря - всякий символ остаётся собой до тех пор, пока он означает что-нибудь существующее. И чем яснее он это что-то означает – тем больше он существует сам. Когда же слово «Мадонна» означает в первую очередь не совершенную мать, а невесту французского танцовщика Б.Заибата – можно быть уверенным...
портрет

Слово о небыдлирике

В последние дни у Истинного Учителя Истины (то есть меня) часто спрашивают: почему протесты на нашей половине глобуса есть, а новых великих песен протеста – не слышно? Где гимны, подобные «Варшавянке» и «Мы ждём перемен»? Почему даже в России, где восстал креативный класс – он поёт с айпада всё ту же «Варшавянку»? Что вообще стало с лирикой в XXI столетии?

Ответ есть, друзья мои, и сейчас я его скажу.

Неправильно думать, будто искусство, приятное платежеспособным классам, болтается как-то отдельно от их жизненных ценностей. Такого не было никогда. Художники Возрождения вовсе не обожали рисовать своих спонсоров среди бесконечных святых и портьер – однако именно такие шедевры составляют девять десятых наследия Ренессанса. Сегодня наиболее продаваемое искусство тоже изо всех струн выражает ценности тех, кто его покупает.

На постсоветском пространстве, где среди молодёжи образованное меньшинство с вузом за плечами зашкаливает за 57% -- правящим в искусстве классом является т.н. небыдло. Как давно установлено наукой, единственный отличительный признак небыдла – его склонность заниматься собой с ревнивым вниманием (достаточно заметить, что «быдло», своего антипода -- небыдло определяет как общность, собою не занимающуюся. Быдло, согласно легендам, Хавает Что Дают, Носит Что Попало и Слушает Что Крутят).

Отыскав главный духовный нерв небыдла, перейдём к обслуживающему этот класс искусству. Как легко понять – это искусство представляет собой жанр т.н. «небыдлирики».

Небыдлирика, коротко говоря – вся повествует о том, как герои занимаются собой. Если герой занимается собой один – это небыдлирика философская. Если два героя занимаются собой и чудесным образом друг другу не мешают – это любовная небыдлирика. Если герою (или героям) мешает вволю заниматься собой какая-нибудь внешняя сила – это небыдлирика гражданская.

В качестве иллюстрации рассмотрим две песни эпохи победившей стабильности, одну из которых сочинила бард З.Рамазанова, а другую бард В.Массква...

Сообщение Секретариата ИУИ АБП

Истинный Учитель Истины Авраам Болеслав Покой обращает внимание Друзей Гармонии на 

вторую часть художественного конкурса о Светлом Будущем,

всячески вдохновляющую прогрессивное Человечество на совместный труд для общей пользы.

Сообщение Секретариата

Авраам Болеслав Покой засел за шедевр публицистики, посвящённый одновременно пятидесятилетию полёта Человека в Космос, двадцатилетию Беловежских соглашений и тридцатилетию Бритни Спирс. Просит не беспокоить и требует много белого шоколаду.

А мы пока обращаем внимание Уважаемых Друзей Гармонии на исследование А.Герр о восьмичасовом рабочем сне.

К написанному ею можно лишь добавить, что распространителями экзистенциальных трудовых багов бывают не только руководители, но и нахватавшиеся в дурных местах сотрудники.
портрет

Фишкинг, или Слово в защиту искусства

Вчера по окончании приёма Истинный Учитель Истины (то есть я) уединился в кабинете, чтобы продолжить работу над шедевром в жанре патриотического батального фэнтези. В тот момент, когда мои закрепившиеся на Воробьевых горах герои отбивались от роты кентавров с базуками, дверь распахнулась. В кабинет, волоча за собой вцепившегося бульдожьей хваткой Н.Кудрявцева, ворвались юноша в смокинге и девушка в косухе.  Я не виню секретаря за неудачу -- девушка весила не менее 85 килограммов, а юноша царапался.

-- Мы собираем подписи! -- воскликнул юноша, показывая мне кожаную папку. -- Топ-блоггеры должны подписаться за них!

-- За кого, голубчик? -- поинтересовался я.

-- За членов независимой группы "---" (название оказалось непечатным), устроивших арт-провокацию  "---- всех --- ---, пока на ---- не поздно!", -- пояснила девушка. -- Отцепите это от меня.

Когда Н.Кудрявцев отпустил их, юноша стал быстро оправлять костюм, а девушка закурила. Они вдвоем объяснили мне, что милиция задержала семерых их друзей, устроивших художественную акцию в книжном магазине.

-- Это возмутительно. -- согласился я -- Что же ваши товарищи нарисовали?

Как оказалось, ничего. Гости объяснили, что их друзья напали на ничего не подозревающее заведение в сопровождении СМИ и внезапно совокупились среди стендов и покупателей. "Они хотели спровоцировать реакцию, спровоцировать волну, возможно возмущение -- но это была арт-фишка! Понимаете? А их задержали и сунули в изолятор, как преступников."

На сей раз я понял очень хорошо. Настолько хорошо, что рефлекторно воскурил шалфей, отгоняющий фиш-флюиды.

...Всем известно, что враждебные Внеземные Цивилизации спят и видят Человечество посмешищем галактических масштабов. Они изобретают и внедряют всё новые подделки под человеческие достижения, чтобы окончательно лишить смысла наше существование. Для борьбы с великой ценностью рода людского -- искусством -- они придумали и распространили так называемый фишкинг.

Разница между искусством и фишкингом вполне очевидна. Искусство всегда было плодом мастерства и души, жаждущей выразить что-то очень, очень важное. Если творил гений, произведение его искусства становилось великим. Если гением творец не был, но работал на совесть, -- произведение всё же охотно смотрели в театрах или вешали на стену.

Не таков фишкинг. Суть его в том, что вместо произведений души и мастерства люди, считающие себя деятелями искусства, стали упаковывать и продавать т.н. "фишки" или "мульки" -- то есть обычные неожиданности. Этот род произведений действует так же, как анекдот или внезапная хлопушка перед носом: человек смеется либо подпрыгивает на месте. "Есть отклик, есть реакция" -- довольно констатируют фишкисты и начинают думать, с чем бы еще засесть в засаде на беспечного зрителя.

Пагубная мода выдавать неожиданности за идеи распространилась в последнее столетие по всему Земному шару, и мы можем наблюдать ее последствия во всей красе. Принцип "подкараулить и удивить" стал главным движущим принципом масс-культуры. Из рояля вылезает внезапная балерина,  и это называется песней. Простой рассказ о простых людях неожиданно завершается свальным грехом с трупами, и это называется литературой.

Фишкинг бывает что глупым, что крайне интеллектуальным -- оставаясь все той же гнусной подделкой под искусство. Режиссер "не для всех", заставляющий своих персонажей внезапно съедать друг друга заживо -- делает ровно то же, что режиссер, ставящий певцов на коньки. Возможно, он даже хуже -- потому что отчаявшиеся люди начинают верить, будто во внезапном, беспричинном поедании героя интеллектуальное искусство и состоит.

Фишкинг опасен тем, что прогоняет из нашего досуга чувство и смысл. Обработанное фишками сознание, подобно героинщику, начинает ждать от любого искусства прежде всего физиологического воздействия: испуга, эрекции, хохота или отвращения (ибо "подсесть" можно на любое сильное ощущение). Такое сознание остается диким и вскоре теряет способность по-настоящему сопереживать -- а в сопереживании и был смысл искусства настоящего.

В результате мы живем при тоталитарной диктатуре фишкинга. Сегодня тем, кто желает по-старинке выразить что-то очень, очень важное, трудясь над этим долго и кропотливо -- приходится нацеплять на свое произведение  перья и блёстки, маскируя его под фрика. В мире победившего фишкинга проповедь вынужденно начинают с наркоманского анекдота, а оперу "Фауст" -- со сцены орального секса. Космосу страшно даже представить, чем всё это закончится, если фишкистам не давать по шаловливым рукам.


...Я не стал подписываться в защиту членов арт-группы. Наоборот, я послал Н.Кудрявцева собирать подписи за то, чтобы подвергнуть их публичной порке.