Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

портрет

Слово о Вамнеоббах, или Против коммерциализации одиночества

 С Истинным Учителем Истины (то есть мной) часто советуются по поводу Неразрешимых Вопросов. Проведя на минувшей неделе небольшое исследование, я открыл инересный феномен.

Т.н. "неразрешимые вопросы" современности по большей части существуют из-за путаницы. Они вполне разрешимы. Просто те из них, которые по идее решаются коллективно, современность почему-то пропагандирует как сугубо личные. Те же, что легче всего решаются в одиночку, -- настойчиво предлагается, наоборот, решать сообща с кучей ассистентов.

Типичный вопрос первого типа звучит так: «Как мне, понаехавшему парнишке-сироте из Харькова, купить квартиру и развести с женой кучу детей, если я на двух работах зарабатываю 60 тысяч?» С таким же успехом можно спрашивать, как стать в одиночку мастером спорта по академической гребле на распашных восьмёрках. Подобные задачи выполняются либо системно (тоталитарной организацией массового жилищного строительства и бесчеловечной выдачей населению беспроцентных целевых кредитов) -- либо раскулачиванием родственников и знакомых. Все индивидуальные пути решения предполагают какие-нибудь внезапные сверхспособности, позволяющие на бреющем полёте отобрать у окружающих кучу денег сразу и скрыться в тучах.

Куда страшнее, однако, неразрешимые вопросы второго типа. Ибо между ними и очевидными ответами на них не стоит вообще ничего. Излишне говорить, что отсутствующая преграда – самая неодолимая.

Типичными вопросами этого второго типа являются:

1) Как похудеть?
2) Как бросить пить и курить?
3) Как выучить испанский?
4) Как стать востребованным специалистом?

Все эти вопросы решаются совершенно бесплатно и в одиночку. Ответы не то что лежат на поверхности – они нагло торчат из неё.. 
портрет

Мыланома и её диагностика

-- Печально это, -- заявил Истинному Учителю Истины (то есть мне) высокий мальчишеский голос из трубки. – Я надеялся, хоть кто-то не скурвится.

-- Что у вас стряслось, голубчик? – осведомился я, жуя белый шоколадный тромбоцит из учебно-кондитерского набора по биологии.

-- Это не у меня. Это у вас стряслось. – ответил юноша. – Это вы наконец-то запомоились. Объявили, что будете писать коллективно с другими. Набрали себе компашку, от которой откровенно попахивает гнильцой – я у одного прочёл, что он коммунист, а у другого, что он за копирайт. В общем, поздравляю: вы нырнули в дерьмо по полной. А знаете, что это значит?

-- Понятия не имею, что это всё значит. – честно признался я.

-- Что вы сами теперь весь в дерьме. – веско сказал юноша. – Век не отмоетесь. – и он бросил трубку.

Я задумчиво посмотрел на телефон, доел тромбоцит и щёлкнул пальцами. Звонивший мне тут же материализовался – как был, в шортах и футболке. На вид молодому человеку было не больше сорока пяти. Продолжая думать, будто он у себя дома, юноша подсел к моему компьютеру и стал писать кому-то, что более он с ним на одном квадратном километре не сядет.

Я подошёл и осторожно заглянул больному через плечо. Как следовало из воинственной сервенты, юноша и его новый враг до поры до времени пребывали в гармонии. Они были совершенно согласны в том, что «Мертвец» Джармуша – лучший фильм 1990-х; что Обама дурак; что сочинитель В.Б.Резун во многом прав; что Doors круче Beatles, что за наркоторговлю следует расстреливать, скейтбордисты идиоты, а Г.К.Каспаров – клоун; и во множестве других вещей. Они, однако, только что разошлись в оценке личности последнего царя Николая II: один опрометчиво обругал покойного монарха тряпкой на троне, а другой, как выяснилось, держит его икону на полке с дисками. Поскольку для юноши было очевидным, что человек, не чтящий Николая II, является идейным потомком коммуняк – последовала болезненная сцена разрыва.

Наблюдая всё это, я вздохнул: передо мною сидела типичная жертва мыланомы – мощнейшего оружия Внеземных Цивилизаций по раздроблению костяка Человечеству.

Название мыланоме -- имея в виду её злокачественный характер и тягу больных к полной и совершенной чистоте -- дал неутомимый проф. Инъязов. Как доказано последними исследованиями, мыланома паразитирует на человеческой принципиальности.

Исторически принципиальность означала убеждённость человека в том, что он делает и чего делать не станет даже под страхом смерти. Так, Л.Ю.Брут, один из основателей народовластия в Риме, требовал казни активных монархистов – и когда монархический заговор затеяли его сыновья, он не дрогнув приказал их ликвидировать. Весьма принципиальны в своих поступках были Я.Гус, св. Т.Мор, Я.Корчак и Э.Гевара, хотя принципы каждого из них вполне могли ужаснуть других. Всех перечисленных деятелей объединяет одно: объектом приложения их твёрдых убеждений были в первую очередь они сами, а основным мотивом – ответственность перед единомышленниками и последователями.

Однако времена изменились. Сегодня мы живём в мире, где занятие человека имеет всё меньше связи с принципами, которые он якобы исповедует. Двое коллег по налоговой службе, заполняющие одни и те же формы, катающиеся на одинаковых логанах, отдыхающие с семьями на одном курорте и даже пьющие пиво одной марки – тем не менее порою глубоко и принципиально различаются по тем убеждениям, которые они зачем-то тащат сквозь стандартную ежедневность. Гордо заявляя, что «его убеждения – это его личное дело», современник даже не представляет, какую печальную правду он озвучивает. Мысль о том, что убеждения не стиль одежды и должны диктовать весь образ жизни своего носителя -- сегодня окончательно сдана в архив.

Как следствие -- прозябающий в передовом мегаполисе человек с убеждениями совершенно избавлен от ответственности перед единомышленниками. Ибо трудно принимать всерьёз мнение тех, вместе с кем ты раз в две недели борешься против точечной застройки. (Коллективы, которые всерьёз строят коммунизм, возрождают монархию или распространяют практическое растафарианство, в мегаполисах быстро обезвреживают компетентные службы). 

В мире, где все убеждения сводятся к их ношению напоказ, не нужны сплочённые коллективы и невозможны авторитеты. Сегодня в пространстве идей никто не подвергает никого товарищескому суду чести и не качает на руках в едином порыве. В так называемых «партиях» состоят либо по работе, либо по привычке, подцепленной в совершенно другую эпоху – но представить себе упитанных отцов семейств, качающих отличившегося товарища по убеждениям, просто невозможно. Товарищу не в чем отличиться настолько, чтоб его качали. У всех своя жизнь.

Побочным эффектом этого расползания на частные жизни становится то, что сугубо личными становятся ценности по определению коллективные. В одном оупенспейсе могут сидеть представители десятка глобальных идей, каждая из которых требует себя проповедовать. Но все упорно держат их в себе, потому что мы тут собрались не для глупостей.

Перечисленные предпосылки делают носителя убеждений лёгкой добычей мыланомы. Если убеждения выродились до футболок – главным способом больного доказать себе, что он чего-то стоит, станет разоблачение чужого Ужасного Вкуса.

Вкусы у всех действительно разные – и людей, носящих преступно некрасивые, вышедшие из моды, попсовые или грязные убеждения, при внимательном взгляде обнаружится множество. К тому же у современника в силу т.н. «мозаичности сознания» напрочь отрубило иерархию ценностей – и он может ненавидеть Меладзе яростнее, чем террористов, а давно покойного И.В.Сталина сильнее, чем любого из здравствующих лиц. А отыскать любителей Меладзе или Сталина на планете и высказать им всю правду, благодаря электронным сетям, стало совсем просто.

Жертва мыланомы подсаживается на ощущение своей чистоты, как на снимающий экзистенциальные ломки метадон -- и поэтому страстно ищет тех, кто испачкан каким-нибудь некрасивым убеждением. Мыланом уверен даже, что от них дурно пахнет (как показывают исследования, в большинстве случаев болезнь задевает центр обоняния, после чего больной начинает в чудовищном количестве извергать слова «попахивает», «запашок», «гнильца», «дерьмо», «запомоился» и т.п. – что породило высокий жанр публицистического речитатива, именуемого «копроповедями»). Он точно не стал бы пить ни с мытарями, ни с блудницами – в отличие от некоторых.

...Главным глобальным эффектом мыланомы является то, что образованные люди, страдающие ею, практически неспособны скооперироваться на почве идей. Ибо потенциальный единомышленник может пройти тест на Меладзе, на Николая Второго, на Великую Отечественную, на отношение к американцам, на Джармуша и даже на Николая II – но срезаться на копирайте. Или, напротив, пройти копирайт – но показать свою гнилую сущность на Джармуше.

Внеземные Цивилизации счастливы и пьют внеземное шампанское – Человечество снова отвлечено от завоевания Космоса, ибо уличает тех, кто воюет в двубортном.

Космос отмечает, однако, что наилучших результатов в истории – от Чингиза до Ганди – добились те, кто вместо тестирований ближних на незапятнанность просто вёл их за собой.
портрет

Слово о возмущинах, или Похвала скуке

Вернувшись из лесу, где Истинный Учитель Истины (то есть я) с группой молодых социотерапевтов праздновал майские и укрывался от т.н. общественных дискуссий -- я немедленно приступил к работе. Её накопилось немало: пациенты образовали у дверей полуживую очередь, розарий поразила ржавчина, а секретарь Кудрявцев так и не удосужился починить плафон в кабинете, поскольку ввязался в длинный мистический интернет-диспут о природе современного искусства. Я бойко начал приём -- и уже через час разоблачил мутацию столь жуткую, что самое обнародование её грозит мне потерей изрядной части Читателей.

Впрочем, моё бесстрашие давно вошло в легенды, и я продолжу. В последнее время меня всё чаще атакуют социально активные люди со сбитым прицелом. Все их мысли заняты творящейся в мире Несправедливостью -- но почему-то они борются с её самыми смешными и лёгкими разновидностями, напрочь игнорируя более увесистые.

Эти люди появляются у меня в приёмной и хвастаются тем, что а) вступились за справедливость -- то есть надели на себя синее ведро и попротестовали против автомобилей с мигалками; б) вступились за справедливость -- то есть защитили честь покойного И.В. Сталина от нападок главреда некоего женского журнала, притворяющегося мужским; в) вступились за справедливость -- то есть нарисовали обидную картинку о К.А.Собчак.

Я обычно спрашиваю посетителей, какого эффекта они намерены достичь. Что улучшится в мире, если мигалконосцы будут высмеяны, редактор журнала обруган, а лицо со звучным родом занятий "сосалайт" К.А. Собчак получит от них дополнительный пиар? Посетители в ответ разочарованно обзывают меня «охранителем существующего порядка» -- как будто именно мигалки, гламурные журналисты и Собчак служат существующему порядку главной опорой.

Последнее, как ни странно, не соответствует истине. Люди, о которых наш современник чаще всего читает в интернете или смотрит телепередачи, отнюдь не являются самыми важными людьми на свете. Фигура любого безымянного замминистра в нашем мире перевешивает всех светских львиц обоего пола вместе взятых, какие бы пошлые глупости те ни выдавали. А обычный украденный миллиард есть более серьёзное преступление, чем сотня мигалок.

Однако украденный миллиард, в силу своей убийственной серьёзности, сложности и скучности, не заводит машину возмущения больных. Люди, привыкшие мыслить в формате таблоида, способны реагировать лишь на те формы зла, которые громко дудят о себе и сигнализируют проблесковыми маячками. Это происходит оттого, что лишь на такие формы зла они могут отреагировать равноценно – ответным возмущенным дудением.

Эти разгневанные мужчины стали жертвами мутации, превратившей их в существ особого пола. Проф. Инъязов именует их «возмущинами», и это название ясно характеризует гендерную роль больных по жизни.

Коротко говоря, возмущина есть человек, демонстрирующий непреклонность и мужество перед лицом третьестепенной чепухи. Интуитивно он, как и всякий землянин, чувствует, сколько в мире совершается гнусных ошибок и злодеяний, как непомыта и непричесана ещё Земля и жизнь на ней -- от глобальных бед до погасшего плафона, от расхищения больших денег где-то наверху до мелких спекуляций совсем рядом.

Однако осознание реальных масштабов задач, которые ставит перед возмущиною жизнь, повергает его в смятение. И он выбирает то, что считает «важным врагом себе по силам». То есть отважно открывает забрало перед комарами, возлагая роль глобального врага на явления, настолько несоответствующие масштабам разговоров о них, что их можно смело считать вымышленными.

Возмущина – это вывернутый наизнанку дон Кихот, вскачь атакующий игрушечных трансформеров. Мой персидский коллега Р.А.-Нассири предполагает, что юркие жужжащие пластмасски пущены бегать перед мировоззрением возмущин специально, для отвлечения его от борьбы за Светлое Будущее -- но это пока остаётся лишь теорией.

Важно другое: есть те, кто тратит драгоценное время своей жизни, гоняясь за этими пластмассками. При этом они не замечают, что против мигалок и плакатов со Сталиным в г.Москва борются те же персонажи, что защищают московского мэра в скучной войне за многомиллиардный генплан. Возмущинам отчего-то кажется, что мигалки и портреты важнее -- хотя в социальном измерении они ведут себя как коренные жители США, продававшие землю за бусы.

...Космос настаивает: возмущины излечимы. При колхозе им. Баграмяна проводятся курсы групповой терапии, где больных приучают вести долгие скучные дискуссии на конкретные темы, читать огромные документы и делать выводы. Одновременно они проходят курс исцеления от скандалозависимости, проводя тренировочные акции гражданского неупоминания наиболее вздорных и раскрученных персонажей информационного пространства.

Эффект терапии поразителен: у возмущин снова отрастают первичные бытовые и деловые признаки, они бойко решают собственные проблемы и вступают в созидательные трудовые и гражданские объединения. Проф. Инъязов, ведущий курсы, плачет от умиления.


P.S. Одноразовое восприятие, индуцированное Внеземными Цивилизациями, сыграло с некоторыми Уважаемыми Читателями Злую Шутку. В связи с этим перед тем, как писать: "Так что же, Учитель, Вы призываете сидеть и молчать в тряпочку?", я призываю Читателей ещё раз внимательно перечесть написанное выше.