Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

портрет

Слово о пассажертвах

Есть три вида посетителей, которым никогда не удаётся достичь кабинета Истинного Учителя Истины (то есть меня).
Это:
— борцы с ГМО, обнаруживаемые системами раннего оповещения на подходе к зданию. Вместо приёмной они падают в подвал, где сидит на цепи голодный трёхглавый початок кукурузы;
— дамы обоего пола с норкозависимостью в терминальной стадии, на которой пресловутый шкурный интерес поднимается на ступень морализаторства. Современники, для которых Ормузда и Аримана на шкале добра и зла заменяют Ярд Грин и Доширак, — настолько искажённо воспринимают реальность, что вообще не способны увидеть нашего Института.  На его месте они видят пруд с мандаринками;
— и охотники за индульгенциями на безделье. Эти больные во имя того, чтобы чего-нибудь не сделать, парадоксальным образом способны проявлять изумительную смекалку и прилагать массу усилий. В поисках хорошего оправдания эти инвертированные трудоголики готовы порой свернуть горы. Под их ногами ковровая дорожка в коридоре начинает двигаться, постепенно набирая 45 км/ч., и доставляет их в комфортабельный куст сирени во дворе.
…В последнее время я подумываю о том, чтобы добавить к своему чёрному списку ещё один вид больных.
К этому виду относятся, например, девушки, с гордостью рассказывающие о том, каких высот падения удалось в последнее достичь их офонаревшим сожителям и как близок их жизненный крах.
К нему же относятся работники контор, успешно делегировавшие инициативу наверх до абсолютно равнодушного руководства — и с озорной истеричностью сообщающие, как это руководство доводит контору до развала.
К нему же относятся и граждане несостоявшихся государств, ещё способные бубнить и протестовать против ограниченно вменяемой власти, но с восторженным воплем «теперь точно всему пипец» покоряющиеся власти совершенно невменяемой.
Всех  этих современников проф. Инъязов со свойственным ему даром злого слова назвал пассажертвами.
Об их болезни — распространяющейся сегодня с плачевной скоростью — стоит поговорить подробнее.
Пассажертвенность, коротко говоря — это готовность сознательно двигаться даже к несомненно торчащей на горизонте катастрофе, если ответственность за неё заранее есть на кого свалить. Более того: из всех кандидатов на руководство они бессознательно выберут не того, кто отведёт от катастрофы, а того, на ком полнее и лучше сидит ответственность за то, что она случится.
Дело в том, что пассажертвы во всякой ситуации ищут не избавления от проблемы, а избавления от...
портрет

Слово об Овечности, или В защиту времени

-- Вообще-то я научилась ценить стабильность.— заявила Истинному Учителю Истины (то есть мне) девушка европейского типа, грузно сидящая в красном кресле для посетителей. – Деньги платят, кредиты отдаю, каждый год со своими девчонками в Австрию мотаюсь на специальный курорт. Их там выгуливают, играют с ними, шерсть в порядок приводят. Но вот у меня недавно со сном проблемы начались. То сплю сутками, то вообще уснуть не могу...

-- Сколько вам лет, дитя моё? – поинтересовался я.
-- Тридцать восемь. – ответила пациентка, тут же уточнив: -- Я с двухтыщпятого так живу, раньше такого не было.
-- А сколько вы ещё дальше так жить собираетесь? – вкрадчиво спросил я.
-- А что, уже надо что-то начать принимать? – деловито спросила больная. – Я же понимаю, для каждой возрастной категории свои препараты...

На этом месте я внушил посетительнице, что она мотылёк-однодневка. И пока она с разбегу пыталась вылететь на волю, биясь о бронированное окно в ужасе перед неумолимо убегающими секундами, -- я налил себе чашечку кофе и задумался.

Наши современники европейского типа совершили несомненный прорыв в отношениях с жизнью. Потеря смысла существования – всю предыдущую историю считавшаяся главной бедой для разумного существа – сегодня рассматривается больными как небольшой побочный эффект счастья.

Больные этого типа в каком-то смысле уже адаптировались к вечности. Они ничего толком не планируют делать как в ближайшие сорок миллиардов лет после своих похорон, так и в ближайшие сорок лет до них – и рады тому. Фактически их смерть уже наступила – но они продолжают обсуждать новости, покупать сапожки и шарфики, ездить в Австрию с собаками и даже порой участвуют в благотворительности, давая деньги на хосписы.

Причина этой странной мутации живого человека в доброкачественный невус – несомненно, в интригах Внеземных Цивилизаций.

Общеизвестно, что зеленоватые гуманоиды давно лелеют планы морального опускания Человечества с целью обидного хохота над ним. Самый простой путь для этого – геноцид, но открытого противостояния с нами пришельцы боятся. Поэтому, едва городская цивилизация Земли развилась до уровня, на котором одиночка может комфортно пересидеть собственную полезность, – в рядах Человечества начали массово распространять идею Овечности (термин проф. Инъязова).

Если коротко, то Овечность заключается в отрицании времени -- с одновременной безоговорочной капитуляцией перед ним.

Эту мысль необходимо изложить подробнее.

С точки зрения здорового человека жизнь – поразительно краткий путь из полного беспамятства к полной неизвестности. На этом пути нужно успеть...
портрет

Против символожства, или Похвала биографиям

Истинному Учителю Истины (то есть мне) в последнее время всё чаще попадаются образованные типы, мыслящие в жанре знамений. Увидев и отметив любое явление – предпочтительны пожары и упавшие самолёты, но сгодится и случайная реплика таксиста в Волгограде – они немедленно назначают случившееся символом впавшего у них в немилость масштабного процесса. И на основе знамения выносят этому процессу жёсткий приговор.

Классическая схема умозаключения у больных выглядит так: нахамивший таксист в городе Волгограде заставляет вспомнить вежливого таксиста в городе Флоренции. Вспомнив, что Волгоград – это бывший Сталинград, а до того Царицын (в то время как Флоренция – город Леонардо и Микеланджело), тип убеждается: перед ним готовый символ пропасти между российской и европейской цивилизациями. Тот факт, что Флоренция славна также Макиавелли и Савонаролой, не вписывается в сложившееся знамение - и потому отбрасывается. Больные слишком заворожены явившимся им образом, чтобы отказываться от него из-за каких-то мелких нестыковок.

Из этого знамения можно извлечь как простое житейское неприятие родной страны (если тип, к примеру, стоматолог), так и оплаченную колонку в издании (если он, к примеру, публицист). Подобное размахивание знамениями с кистями свойственно, кстати, не только т.н. оппозиционерам: оно часто встречается и у т.н. государственников, выводящих из каждого безумного лесбийского казуса в далёких США приговор всей атлантистской цивилизации и великому американскому народу, которого, между прочим, триста миллионов и в большинстве своём людей как людей.
Всех инфицированных объединяет своеобразный информационный фрейдизм: они смотрят на окружающее как на десктоп компьютера, где за каждой иконкой стоит нечто программное.

Современная наука, то есть проф. Инъязов, называет эту болезнь символожством, и о её истоках стоит поговорить подробнее...
портрет

Слово о ебумбывозах и альтерэгоизме

- Если бы у меня была возможность, я бы с удовольствием занималась фитнесом и учила испанский, - сообщила Истинному Учителю Истины (то есть мне) изящно одетая девушка, упитанная до стадии «многим как раз нравится». – Но у меня мало того что работа, так ещё и дочку надо на плавание возить. Поэтому приходится жить по обстоятельствам. А тут ещё начальство себя по-хамски ведёт, за человека не держит. Я им что, рабыня изаура? Вот вы можете объяснить, откуда такое отношение берётся?

Я вздохнул, потому что очень даже мог объяснить. Передо мною сидела типичная жертва альтерэгоизма.

Об этой болезни стоит рассказать подробнее. Примерно каждый 0,47-й наш современник представляет собой своеобразное транспортное средство под названием «ебумбывоз». Эта психическая машина собрана из начальных букв мантры «Если бы у меня была возможность» и предназначена для перевозки по воображаемому пространству благоприятных обстоятельств воображаемого двойника больного, который (в отличие от самого больного) обладает великим Бы.

Этот двойник представляет собой копию оригинала – только откованную от скалы привычек и отбросившую грузики риска. А потому достойную всяческого уважения, счастья и человеческого отношения.

Этот двойник заводится в каждой складке сослагательности, когда перед оригиналом стоит выбор: противостоять обстоятельствам или покориться им. Двойник поступает (бы) так, как должно, за нашего современника, плывущего по течению. Этот двойник занимается бы за него физкультурою, учит бы испанский, трудится бы на совесть, отстаивает бы справедливость на рабочем месте и занимается бы политикой всерьёз – в то время как его оригинал толстеет, зарабатывает тем, что сам терпеть не может, релаксирует с баклажкой перед хорошей плазмой (или, в переводе с самоутешительного, тупит с пивом у телевизора, пока мимо очередями пролетают годы). Оригинал глухо бубнит на свою зарплату, а за занятия политикой принимает антисауроновские ролёвки в городском ландшафте, позволяющие ему забыть о беспросветных буднях, наполненных капитуляциями перед растворённым в них истинным Сауроном.

Грустная ирония состоит в том, что трусящий оригинал -- трусит, покоряясь пращам и стрелам яростной судьбы, чтобы сохранить возможность и дальше воображать себе отважного двойника.

Альтерэгоизм является эквивалентом веры в воображаемого Друга-Омоновца или Старшего Брата, адаптированным для взрослых. Это переразвившийся механизм, предназначенный заживлять травмы нежной души, полученные о реальность, в которой ей приходится жить.

Беда случается, когда из простого пересочинения бед, случившихся с ним, -- больной переходит к пересочинению себя. Для безоглядного ухода в счастливый мир параллельного самосознания нужно всего лишь одно предательство. Я говорю о предательстве единственного пространства, в котором действительно обитает великий и могучий двойник нашего современника...
портрет

Слово о Писдействии

В последние дни Истинного Учителя Истины (то есть меня) было трудно застать на месте: я закупал подарки к Новому году для Секретариата, многочисленных родных и обитателей колхоза им. Баграмяна. В тот момент, когда в автомобиль был погружен последний подарок из списка -- набор "Юный биолог" для пятилетнего Ярослава Альбрехта Покоя -- в моём телефоне сработала напоминалка, и я поспешил домой принимать пациента.

Пациент оказался носителем классического парадокса сорокалетних: он достиг Успеха в Жизни -- и пришел пожаловаться на её несправедливость.

-- Я никак не могу похудеть, -- декламировал он хорошо поставленным голосом, -- несмотря на то, что провожу в спортклубе по десять часов в неделю и ограничиваю себя в еде. К сожалению, жизнь устроена несправедливо: пока мы молоды, мы убиваем свой организм никотином и работой, чтобы получить возможности. А когда у нас есть возможности, здоровье уже подорвано...

-- И не говорите, голубчик. -- посочувствовал я, задумчиво сгибая и разгибая подкову.

-- Я тут даже в своем блоге написал. Сижу я на пляже в Мармарисе, -- продолжал декламировать гость. -- И вот молодые, сочные такие девушки в бикини играют в баскетбол, и у них все прыгает. Им так хочется понравиться, но как это сделать в одних плавках?

-- А каким спортом вы занимаетесь? -- поинтересовался я.

-- Плаванием. -- кокетливо ответил посетитель. -- Мне иначе нельзя, у меня позвоночник. Нет, не перелом -- но ноет.

На этом месте я всё понял и достал свой верный посох. С писдеятелями нечего церемониться, если хочешь им по-настоящему помочь. После получасового забега по дому, розарию и окрестному парку с форсированием трех заборов пациент выглядел удивительно посвежевшим.

Писдействие -- особо извращенная форма лени, внедренная на нашу Планету, разумеется, Внеземными Цивилизациями. Закомплексованная негуманоидная фантазия породила уникальную формулу превращения человека в посмешище. Инфицированные писдействием замещают любой результат декламированием бесконечной саги о его упорном достижении -- и на основании этого выклянчивают у окружающих такое отношение к себе, будто цель уже достигнута.

Вводя термин для обозначения перверсии, проф. Инъязов учел, что писдеятели в последнее время всё чаще отчитываются посредством печатного слова -- в дневниках и переписке. Дело в том, что утомленные докладами близкие писдеятелей рано или поздно запрещают им пение автобиографических саг вслух.

Писдеятельность всеохватна. Помимо наиболее распространенного ее вида -- Худения -- существует также Написание Книги, Отыскание Достойной Работы и -- в особо запущенных случаях -- Уезжание Отсюда Нафиг. Даже неспециалист легко вычислит писдеятеля по манере речи: описывая свои подвиги в борьбе за недостигнутое, он почти никогда не использует факты и всегда -- категорию времени. Вы не дождетесь от него признания, что вчера он выжал штангу в сто двадцать килограммов. Нет: он "провел в джиме три часа". Писдеятель никогда не написал четыре главы -- ему не до того, он десять часов работал над текстом. Он никогда не посетил пятерых работодателей -- зато Весь День искал работу и зверски устал.

К сказанному остается добавить, что современность выработала целую индустрию для поддержания писдеятельности. К услугам больных -- диетологи, впаривающие им "дробное питание"; интернет, позволяющий "искать работу" без страшных звонков по страшному телефону; и так называемые виды спорта, вроде "плавания" и "велосипеда", избавляющие их от самого главного в спорте -- сверхусилия.

Космос отмечает: время от времени бациллы писдеятельности проникают в каждого землянина, и лучшим иммунитетом против них является внутренняя честность.

Для тяжелых же случаев в колхозе им. Баграмяна существует бригада коучей, выписанных проф. Инъязовым из Горного Бадахшана. Они совершенно не говорят по-русски, но все понимают. Поэтому строго следят за дневной выработкой пациентов, метко бьют палками по пяткам и не знают жалости.

P.S. Уважаемых Читателей, обидевшихся за плавание и велосипед, просьба обратить внимание, что речь в случае писдеятелей не идет ни о "60 километрах по пересечёнке", ни о "километре баттерфляем". Однако же сидение на велосипеде и колыхание на поверхности бассейна больными неизменно и неподстебаемо зачитываются как "велосипед" и "плавание" :)
портрет

Готичное слово о Категорическом Вампиративе

В последние дни посетители Истинного Учителя Истины (то есть меня) часто жалуются на нехватку времени и сил. Я спрашиваю "на что именно?" -- и неизменно убеждаюсь, что занятость и бессилие визитеров явно спасает Человечество от многих неприятностей. Однако лишь вчера я диагностировал серьезный инопланетный вирус, скрывающийся за их жалобами.

Толчком к открытию послужил визит 24-летней пациентки, работающей в скромной государственной корпорации и со школы ведущей войну со старостью и ожирением. Девушка рассказала о том, почему она ее проигрывает.

-- Хорошо еще, что я одна, никто кровь не пьёт. -- сообщила она печально. -- Но на то, чтобы себя в форме удерживать, ни времени ни сил не хватает. А то пока не работала, хватало. Полтора часа вечером домой еду -- после этого не в спортзал хочется, а залечь с книжкой Майер и тихо помечтать.

-- Помечтать с книжкой Майер? -- переспросил я. -- О чём, дитя моё?

-- Ну, я просто люблю про вампиров. -- оживилась пациентка. -- Они такие. Сильные, стильные, мудрые...

Истина сверкает нам через просветы в мелочах. Мне всё стало ясно, и я тут же окатил гостью святой водой из брызгалки.

Пристрастие к стильным киношным вампирам с отложными воротниками есть симптом крайне тяжелого расстройства. По Земле всё активнее бродит психический сдвиг, который проф. Инъязов называет Категорическим Вампиративом.

Речь идет об особо жалкой форме идеализма: впавшие в неё назначают эталоном бытия собственную хрустящую юность. Только состояние спонсируемой жизнерадостности, в котором родители еще кормят, а на хеллоуин-пати в клуб уже пускают, представляется им истинной Жизнью. Вся дальнейшая биография, которая наступает внезапно и неизбежно, воспринимается больными как неостановимое скольжение вниз -- к состоянию отупевших от работы бесформенных зомби с хозяйственными сумками. Остановить свое взросление они не могут, приспособиться к нему не желают -- и поэтому мнят себя беззащитными тетрапаками, из которых окружающие по капле высасывают Время и Силы.

...Корни заболевания лежат в научно-технической революции, в 1950-х годах чудовищно ускорившей течение времени на планете. Прежде, покуда внуки пахали как деды и аксакалы были носителями полезного опыта, юношество еще видело во взрослении какие-то бонусы. Но когда пришел прогресс и принес непрерывный спам новинок -- процесс взросления в глазах юношества постепенно превратился в процесс безнадежного Отставания от Жизни. 

Казалось бы, естественный вывод для всякого человека -- непрерывно прилагать усилия, чтобы не превращаться в ходячий винтаж. Однако усилиями Внеземных Цивилизаций, которые Человечество, мягко говоря, недолюбливают и побаиваются -- в миллионы неокрепших умов была внедрена противоположная идея: это приложение усилий губит личность, отнимает право на халявные новинки и обращает невесомого тинейджера в замордованного зомби. Носители Категорического Вампиратива отчего-то убеждены: они и присно оставались бы старшеклассниками, влезали бы в 26-й размер, пили ягу и бегали на свидания. Если б их только оставили в покое и молча спонсировали.

Инфицированных легко опознать в любом возрасте, в любой артели и любом офисе: ровно в пять вечера они впрягаются в свои рюкзачки и сумочки и тут же исчезают, чтобы им случайно не выпили кровь. То же случается, если их напрягают просьбами знакомые -- они просят перезвонить через час и оказываются вне зоны. По мнению проф. Инъязова, это происходит оттого, что дома они ложатся в энергосберегающий гроб, а там связь плохая. 

...Как всякие перманентные жертвы, в глубине души больные Категорическим Вампиративом мечтают поменяться со своими мучителями местами. А поскольку мучители воображаемы (как любые "соседи, которые травят меня радиацией через стену") -- то и светлый идеал инфицированных воображаем. То, какие очертания этот идеал принял в масс-культуре -- наглядно демонстрирует, что сделали бы с нами больные, если бы у них были вожделенные Время и Силы.

Для примера стоит рассмотреть трилогию упомянутой выше североамериканской сектантки Стефании Майер о сумерках. Романтический герой ее книг -- 17-летний неработающий кровопийца, в течение нескольких веков успешно прикидывающийся школьником и коллекционирующий дома хороший звук. Хэппи-энд же наступает, когда романтическая героиня успешно теряет свою бессмертную душу в его любящих зубах, приобретая взамен навечно румянец, 26 размер и изящную форму инвалидности, она же повод не работать -- "извините, на солнце я сверкаю и пугаю этим косное злое быдло".

...Категорический вампиратив не только разрушает единство Человечества, но и морально опускает миллионы потенциальных покорителей Космоса и строителей Будущего до толпы надувшихся жадных детей. В качестве терапии заболевания в совхозе им. маршала Баграмяна практикуется курс семинаров. Больных знакомят с биографиями выдающихся первопроходцев Категорического Вампиратива -- Жиля де Рэ, Елизаветы Батори и маркизы де Монтеспан -- с детальным разбором и смакованием подробностей. По итогам семинара проводится викторина, победители которой выигрывают тур по самым готичным цыганским деревням Румынии.
портрет

Против пастыризации

-- Мы с вами должны вместе обратить внимание людей на демографическую проблему. -- сообщил Истинному Учителю Истны (то есть мне) вечерний посетитель, известный радиоведущий. -- Ведь если наши женщины не откажутся от своего эгоизма и не начнут рожать хотя бы по два и одной десятой ребенка каждая, все заполнят иммигранты. Вы же знаете статистику? Тут давно надо в набат бить.

Бить посетителю в набат я не стал, вместо этого вежливо поинтересовавшись:

-- А сколько у вас детей, голубчик?

-- Трое! -- гордо ответил гость. И, помолчав, добавил: -- Правда, мамы у них разные. Да... Это отдельная, совершенно исключительная история. Хотите, расскажу?

Осененный догадкой, я резко распахнул шкаф и внушил гостю, что он видит буку. Пока он сидел, парализованный ужасом, я наскоро просканировал его мозг и убедился в своей правоте. Мозг радиоведущего оказался насквозь пастыризованным.

Массовая пастыризация -- одно из недавних изобретений Внеземных Цивилизаций. Оно призвано (как и все, что вытворяют закомплексованные гуманоиды) морально опустить Человечество с целью обидного хохота над ним -- но с особым цинизмом. Пастыризованный больной, пропущенный через высокотемпературное инопланетное излучение, не просто перестает воспринимать себя частью рода людского. Он при этом непрестанно предписывает окружающим, как им следует измениться в лучшую сторону, не считаясь с трудностями.

Первым эффектом пастыризации является появление у больного все той же, распространенной и при других болезнях, странной идеи, будто все остальные люди суть не такие же полноценные личности, как он сам -- а некий набор юнитов из стратегической игры. Но пастыризованному кажется, что тут есть что заапгрейдить -- и он начинает всячески колотить в набаты чужих ушей, выдавая смелые, радикальные указания по немедленному улучшению Homo sapiens. Наиболее распространенными на пост-советском пространстве предписаниями, исходящими от пастыризованных, являются: "Женщины, рожайте!", "Люди, перестаньте пить!" и, наконец, "Быдло, обернись гражданским обществом и сделай что-нибудь с гаишниками, которые меня в среду оштрафовали".

Сами пастыризованные, конечно, не бегут делать ни первого, ни второго, ни третьего -- поскольку прекрасно видят последствия. Производство кучи детей дурно скажется на их возможности купить те самые прульные тачилы, которые они рекламируют на своих каналах в перерывах между призывами рожать. К тому же женщина, многократно пропущенная через доступный населению роддом, уже вряд ли сохранит тот уровень здоровья и доброты, которого они достойны. Бросить пить они не желают, потому что им-то надо как-то расслабляться. Наконец -- открытая война с обидчивыми силовыми орденами может обернуться совсем дурно, а им еще жить и работать в этом городе.

Затуманенное сознание пастыризованных решает это противоречие путем выделения себя в отдельную категорию т.н. "духовных авторитетов". Сами они пришли в этот мир олицетворять Правду, а не жить по ней. Они дают миру спасительные советы -- поэтому их нельзя мерить общею линейкой. Если бы они сами занялись выполнением своих инструкций -- кто тогда будет энергосберегающе светить народам?

К сожалению, поколение, воспитанное суровыми мужчинскими романами и игрой Warcraft на вере в собственную эксклюзивность, особо податливо к заразе. Оно пастыризируется конвейерными темпами. Поэтому на десяток нормальных людей сейчас приходится не менее шести и одной десятой пастыря (как мне подсказывают, скорее все-таки просто одной десятой -- но и этого явно многовато). Они облучают друг друга поучительными эманациями, но сами, будучи обладателями совершенно исключительных биографий, имеют стойкий иммунитет к чужим поучениям. Как следствие -- жизнь идет себе дальше как попало, а наши современники, отдавая по ползарплаты на обучение отпрыска в престижном вузе, все не оставляют надежды увидеть однажды вокруг вежливых белокурых грузчиков из хороших, непьющих, по-африкански многочисленных и, желательно, набожных семей. Они также горазды бороть культ потребительской бездуховности, пока эти грузчики тащат к ним на этаж новый хай-энд -- к которому они питают совершенно исключительную слабость, но это отдельная история.

...В Совхозе им. маршала Баграмяна практикуется прогрессивный метод трудотерапии. Пастыризованных больных будят чуть свет, одевают в спецовки, гонят рыть бурты для брюквы и грузить ящики вечером, а в перерывах нянчить ораву специально обученных младенцев. Четырежды в день к ним на лазурном приусе подъезжает проф. Инъязов с мегафоном, призывая к трезвости. Процент излечивающихся зашкаливает за 100.


Послесловие

Я поддерживаю критику Читателей, отмечающих, что темы, близкие к теме пастыризации, уже освещались мною. Я также согласен с тем, что проблема носит во многом локальный характер.
портрет

Слово об оменеджирении

Вчера Истинный Учитель Истины (то есть я) возвратился из небольшой антропологической экспедиции. Раздав Секретариату гостинцы (проф. Инъязову -- ключицу Homo Floreseiensis, секретарю Кудрявцеву бумеранг, помощнице секретаря Алине Зайцевой -- арбуз с автографом Мела Гибсона), я с облегчением сменил походную одежду на домашний шлафрок, расположился за столом в кабинете и дал сигнал запускать посетителей. Мне повезло: первый же пациент, крепкий седеющий юноша лет сорока пяти в дорогом пиджаке, оказался в критическом состоянии.

-- У меня-то все в порядке. -- сообщил он с той неторопливостью и спокойствием, которые сегодня лучше всяких воплей говорят о поспешности и нервозности. -- Я успешный менеджер. В семейной жизни тоже все благополучно. У сына проблемы, вот в чем дело. 23 года пацану, а он до сих пор не знает, чего хочет в жизни. Я читал, что это часто бывает у детей из преуспевающих семей. Он вялый какой-то. Посидел на работе до звонка, встал, уехал, поел, поиграл, поспал... Нет мотивации. Хотите, я его на консультацию приведу?

Через десять минут выяснилось, что ребенок у гостя всего один и что у него с детства был замечен редкий талант "нравятся спорткары и электронная музыка". Альфа-качеств, вроде жажды доминирования и азарта зарабатывания денег, у мальчика не наблюдалось никогда.

-- А зачем вам, голубчик, сын с мотивацией? -- поинтересовался я.

-- Ну как зачем. -- не понял посетитель. -- Он же не потянет всего, что я ему оставлю. У меня завод алкогольных коктейлей и сеть фитнес-центров.

-- Тогда воспитайте сотню сирот, -- посоветовал я. -- У кого-нибудь наверняка прорежутся нужные вам таланты.

-- Почему это я должен за алкашами отказников подбирать? -- удивился производитель алкогольных коктейлей. -- Давайте, доктор, быстро. Есть у вас методика? У меня скоро встреча, студию видеоигр собираюсь делать.

На этом месте я все понял. Пациент (покинувший кабинет несколько поспешно и при этом повредивший крышу тойоты проф. Инъязова), страдал излишним весом в обществе. Эту относительно новую болезнь современная социальная диетология называет также оменеджирением.

Параллель тут очевидна: подобно тому, как ожирение есть следствие излишнего и бессмысленного питания, оменеджирение -- излишнее и бессмысленное процветание.

Занятно вспомнить, что в моей юности, пришедшейся на довольно голодную межвоенную эпоху, полнота еще почиталась разновидностью красоты. "Мужчина полный, интересный" -- говорили девушки о людях, с которыми знакомились на танцах. Полнота кавалеров как бы говорила им: "Эгей! Я работаю на здоровой сидячей работе в банковской конторе, а не дышу испарениями и пылью на заводе. Я не умру через десяток лет от туберкулеза, на меня не свалится чугунная чушка. Со мною ты не будешь голодать, мы народим вместе десяток детей и они смогут выучиться".

Сегодня голодом девушку не напугаешь, в отличие от перспективы десятка детей. Ожирение признано бесполезным и изгнано из топа достоинств в список уродств. Точно так же и процветание некогда просто не могло быть излишним и вредным, а сейчас явно становится таковым.

Начав на заре эпох хапать тогдашние парнокопытные и зерновые капиталы с помощью колюще-режущих оборотных средств, наши свирепые предки знали, зачем им это все. Они обеспечивали максимальные стартовые возможности для армий своих наследников в мире, где всего на всех не хватало. Каждый региональный лидер, натаскавший из походов в свой замок медных треножников и рабынь, уже при жизни видел десятки своих потомков и воспитанников, которые, если что, защитят город от геноцида со стороны соседних племен.

Современный предприниматель едва ли опасается штурма Москвы ордами гикающих дагестанцев на жигулях. Но и на династию ему рассчитывать не приходится. Фактически любой современный тайкун обречен на судьбу Александра Македонского: его корпорация, захвати она хоть весь мир, не достанется его воспитанникам, а будет попилена посторонними взрослыми. Причем нередко уже при его жизни.

Таким образом, сегодня традиционные деловые жилки бьются неизвестно за что. Участники современных бизнес-войн объясняют, будто они "просто делают то, что нравится" -- но для простых хобби их занятия слишком маниакальны и болезненны. Особенно опасна для землян проявившаяся у оменеджиревших в последние десятилетия неротическая тяга "организовывать новые бизнесы" при нулевом желании расхлебывать последствия.

Поскольку все они базируются не на реальных потребностях прогресса, а на наркоманском желании больных замутить что-нибудь "эффективное" -- большая часть этих "бизнесов" для Человечества в лучшем случае бесполезна. В худшем же -- деловитые невротики дают прикурить всему земному шару. Последнее они блестяще продемонстрировали в конце 2000-х, выдав кредиты всем, кому забыли организовать возможность их выплатить. Устроив шикарный стритрейсинг на своих финансовых машинах по экономическим улочкам мира, больные оставили за собой руины и сейчас думают, где бы еще погонять.


...В колхозе им. Баграмяна оменеджиревших не лечат. Их, как правило, корректирует тот же медик, что традиционно исправляет горбатых.
портрет

Слово в защиту Системы, или Проверка на ешивость

Вчера Истинный Учитель Истины (то есть я) занимался сортировкой почты, раскладывая письма по жанрам. В тот момент, когда за первенство боролись две стопки: предложения "зарабатывать до 50 долларов в месяц на своём блоге, давая ссылку на наш магазин" и обвинения в том, что я "НЛП-шный спецпроект Системы" -- под окнами раздался знакомый скрип тормозов. Это проф. Инъязов, выполняя своё обещание, привёз мне пациента, инфицированного кой-чем новым.

Почти сорокалетний пациент в джинсовой рубашке и джинсах с оттянутыми коленками оказался журналистом муниципальной многотиражки. Первоначально поставивший ему диагноз "поленизм" профессор вскоре вынужден был отказаться от своего мнения. Больной не страдал пассивностью -- он ходил на курсы гармонизации отношений, читал массу книг и вот уже третий год вел информационную войну с филиалом сайентологической секты в своём районе. В воронежскую лабораторию его сдала подруга -- в качестве последнего средства, доведённая до отчаяния его нежеланием переезжать от мамы и впрягаться в совместные кредиты. "Он так и сидит на своих 15 тысячах и варит пельмени. Говорит, что учится и борется" -- исчерпывающе охарактеризовала она течение болезни.

Когда пациент уютно сел в красное кожаное кресло напротив моего стола, я оттянул ему веко и поинтересовался:

-- Зачем девушку мучаем, голубчик?

-- А чего она как бы от меня хочет. -- искренне возмутился больной. -- Она хочет, чтобы я втянулся во все эти долговые ямы. Во всю эту Систему. Я ей сто раз объяснял, что Система спекулятивна, что приличному человеку с ней дело иметь нельзя. Я борюсь, я делаю что могу -- стараюсь как бы бороться с сектой, помогать своим близким. Вчера на своём москвиче стройматериалы для дачи ее отца возил. Я учусь много. У меня нет ни времени, ни желания на всякие...

На этом месте я всё понял и заткнул визитёра белой шоколадкой. Пациент страдал острой ешивостью -- заболеванием, регулярно поражающим образованный класс на пост-советском пространстве.

Ешивость (медицинские названия -- цадикулёз; устар. "кабеизм") названа так по имени системы псевдоучебных (а на деле дисциплинарно-санаторных) заведений в этно-религиозной иудейской общине, локализующей таким образом собственных больных.  Суть ее в том, что больные испытывают одновременно постоянный зуд деятельности и панический страх перед её последствиями. Поэтому они инстинктивно ищут место, на котором могли бы беспрестанно мнить о себе хорошее, проявлять активность и при этом ничего, в самом деле, случайно не совершить. Если такого места поблизости нет -- они пытаются превратить в него то, до которого доползли.

Симптомы ешивости известны каждому: безнадёжное малодоходное сидение на чьем-то бюджете, обучение на каких-то максимально удалённых от практической пользы жизни "курсах" и борьба с чем-то идиотским -- вроде фонограмм, спама, попсы или т.н. "потреблядства". Сильно заешивевшие больные также, как правило, всячески травят Систему, виня её в попытках совратить чистых себя и давлении на их тонкий, читавший Борхеса внутренний мир.

С виду ешивость кажется совершенно безвредным, доброкачественным образованием на теле Человечества, а сама система шарашек для больных  -- отличным средством их локализации и нейтрализации. Однако всем, кто пережил крах СССР, прекрасно известна гибельная опасность этой инфантильной ереси. Чувство подспудного величия в изолированной среде имеет тенденцию к росту.

Итог -- уже прокатан реальностью: в советских КБ и творческих союзах к концу 1980-х гг скопилась настолько критическая масса латентного величия, что все их население с радостью приветствовало уничтожение собственной кормовой базы -- своей родной страны. И, вне всякого сомнения, ускорило его, бросившись воевать с "обкомовскими дачами" (по своей духовной слепоте эти люди не могли прозреть в Грядущем ни виллы Абрамовича, ни яхты Абрамовича, ни дня рождения Прохорова).

...Космос, крайне негативно относясь к спекулятивному, лживому и несправедливому сегодняшнему мироустройству -- тем не менее всячески предостерегает от впадения в ешивость. Потому что "отпасть от Системы" на деле не получится, а вот обратиться в злокачественную меланому на её теле, когда Системе станет худо -- запросто. Во что это может вылиться, мы знаем на примерах советского этносоциолога Старовойтовой и советского писателя Гамсахурдиа.

P.S. Разумеется, не больные ешивостью "развалили" СССР -- это было вне их способностей. Но они обеспечили случившемуся позитивный пиар, что тоже немало.

Позднейшее дополнение,


как оказалось, необходимое. Пассивные противники Системы, мстящие ей путём поедания дешевых пельменей и борьбы с Попсой, в большинстве своём искренне полагают, что они "идут" к чему-либо и имеют "поставленные цели", от которых их может отвратить коварно поджидающий их на пути Миллион Баксов. Нельзя не отметить, что никаких целей у них на самом деле нет, а воплями "не отвлекайте меня от Цели!" ешивые лишь заглушают голос внутренней правды.

Что до Миллиона Баксов, то, если он у вас есть, вы можете купить на него яхту  "Гранма" для коррекции Системы. Но если его у вас нету -- то скорректировать Систему, скорее всего, будет просто не на что. Космос не против бедности. Он всего лишь против лицемерия, уверяющего, что "на двух ногах быстрее, чем на четырех".
портрет

Похвала негативу

-- Мне нужно найти какой-нибудь позитив. -- уныло повторил крепкий мужчина лет тридцати, менеджер проектов, сидя в кожаном кресле напротив Истинного Учителя Истины (то есть меня). -- Работа мне надоела, не могу себя заставить. Хотя я в принципе знаю, чего хочу -- иметь долю в прибыльном проекте, путешествовать... Но как только доходит до работы -- у меня всё прямо опускается. Не хочется. Хобби не спасает -- какой смысл, если оно все равно ничего в моей жизни не изменит? В общем, я никак не могу восстановить позитивное отношение к жизни.

-- И давно это у вас, голубчик? -- поинтересовался я.

-- Полгода где-то.

-- А живете на что?

-- Накопления есть. И жена работает...

Я достал из ящика черную сигариллу, закурил и вдруг рявкнул, сунув ему в нос кукиш:

-- Вот вам, а не позитив!  Стыдитесь, на что вы стали похожи?

Моя эскапада объяснялась просто: клиент находился под воздействием внеземных ПОЦ-лучей, и мне пришлось их разгонять.

...Инопланетные цивилизации, все еще лелеющие планы морально опустить Человечество и обидно поржать над ним, в последние годы извращают буквально всё, что попадает под их рахитичную трехпалую руку. Одной из их последних жертв стало такое волшебное человеческое свойство, как мечта. Они придумали и успешно внедрили на огромных пространствах Земли ее эрзац -- т.н. "Позитив", известный также как Позитивное Отношение к миру. На смену же прежним цивилизационным формам инопланетяне пытаются ввести чудовище разврата -- Позитивно-отношенческую цивилизацию (ПОЦ), и о ней стоит поговорить подробнее.

Суть ПОЦ заключается в следующем: ее адепты отказываются от своей человеческой природы, которой свойственна тяга к самоисправлению и обновлению мира -- и поклоняются Позитиву. На исправление себя и изменение мира наложено табу -- адепты ПОЦ обязаны верить, что они прекрасны, а мир неизменен -- и надо лишь правильно устроить прекрасного себя в нем. Идеальной метаморфозой современные адепты ПОЦ считают превращение себя в рантье собственного мозга -- то есть в некого загорелого эпилированного типа с ноутбуком, выдумывающего все новую "интеллектуальную собственность" и впаривающего лицензии на нее миллионам (суперПОЦа).

Этот спекулянтский идеал, разумеется, неприятен всякому нормальному человеку. Подавляющее большинство адептов ПОЦ в глубине души остаются людьми и не хотят становиться этим монстром. В душе земляне остаются тем же, чем были всю свою историю -- частью единого человеческого племени, счастье, радость и расширение могущества которого издревле было для всех высшей ценностью. Как ни странно, это остается медицинским фактом: там, под слоями индивидуализма и позитивной пропаганды, все желают общего блага куда больше, чем собственного бассейна. Ибо лишь польза, принесенная многим, дает человеку истинное чувство гордости за себя.

Неудивительно, что души ПОЦ-адептов не желают превращения в суперПОЦа. Души мстят -- и адепты испытывают тоску, скуку, апатию и неприязнь к себе. Чтобы заглушить этот протест душ, адепты предпринимают все те странные шаги, которые давно стали их видовым признаком и неубедительно объясняются "стрессом на работе".

К примеру, они одержимы тягой к смене картинок и путешествуют как угорелые. ПОЦ-адепты утрамбовали своими спинами все теплые пляжи экваториального пояса, истоптали все тропинки Непала и все барханы Египта. На самом деле их "сменить обстановку" не должно нас обманывать -- они хотят сменить на самом деле себя, выпрыгнуть из чешуйчатой шкурки мелких врагов рода человеческого.

С той же целью они создают симулякры религиозных практик, внедряя ПОЦ-йогу с групповыми обнимашками и хождением по стеклу и ПОЦ-богослужения с теми же обнимашками. Они истерично пытаются уверить себя, что мир позитивно настроен к ним и что они -- позитивны к миру. Поскольку это вранье, жертвы позитивной пропаганды регулярно впадают в истерику и оказываются в одиночестве.

Космос считает идеальной терапией для пострадавших от ПОЦ-лучей воспитание здорового, деятельного отвращения к себе. Вместо  убогого, античеловеческого позитива больным рекомендуется испытывать невыносимый, требующий немедленного противодействия негатив. В конце концов, Великая Отечественная война была выиграна не потому, что советский народ жаждал оттянуться в Берлине.