Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

портрет

Похвала настоящему, или Слово о ностальгетиках

У Истинного Учителя Истины (то есть меня) ещё несколько лет назад начали спрашивать: чем лично я приближаю Светлое Будущее – в котором планета перепрофилирована в ботанический сад, счастливые дети рассекают на флаерах между рододендронами и повсюду порхают склисы? Неужели тем, что умеет делать любая восьмиклассница – ведением бложика? И что, я всерьёз думаю, что таким образом можно влиять на реальность?

На последний вопрос сегодня легко ответить, сопоставив основные идеи двух работ о национальном вопросе. Первая из них принадлежит мне и написана полгода тому назад, вторая – действующему премьер-министру России и написана на днях.

Дай подобную ментальную Мощь восьмикласснице – и мир содрогнулся бы. Представьте, что В.В.Путин говорит о решении глобальных проблем с помощью мультика WinX, а А.Меркель взахлёб отвечает ему про корейский бой-бэнд Super Junior как передовой проект экономики – и вы поймёте, о чём я.

...К сказанному стоит добавить, что я попутно руковожу работой Института, помогая вести осмысленную жизнь тысячам крайне милых современников, а Секретариату – растить для Будущего целый ряд симпатичных детей.

Кроме того, я как могу содействую прогрессивному Средству массовой информации и пропаганды (другие сделали бы намного лучше, если бы могли),

Конкурсу талантов (другие сделали бы намного лучше, если бы могли),

Научно-общественной организации, планирующей социальное развитие Евразии (другие сделали бы намного лучше, если бы могли),

и

Довольно симпатичному общественному движению (другие сделали бы намного лучше, если бы могли).

Это всё, разумеется, далеко не дети на склисах. Но это, по моему глубокому убеждению – вклад в создание такого настоящего, из которого Будущее растёт в склисном направлении.

Отчего я занимаюсь именно этим, а не разработкой передовой космической техники и способов скоростной диспансеризации населения?

Популярный вопрос идеалистам "если ты за всё хорошее, то почему не запускаешь ракеты и не восстанавливаешь образование?" -- во многом вызван неосведомлённостью. Передовые проекты воссоздания здравоохранения, строительства новых ПКА и возвращения классической системы образования -- уже есть. И в достаточном количестве. Современности недостаёт другого: всеобщего согласия тратить на них чудесные, способные оборачиваться каретами, принцессами и шампанским деньги. Прекрасных учёных и инженеров немало. А вот могучих идеалистов, всерьёз работающих над тем, чтобы учёному разуму дали стальные руки-возможности для изменения мира к лучшему – явная нехватка.

На деле ответ на вопрос, «чем лично я могу приблизить Светлое Будущее?», прост: «нужно наилучшим образом делать наилучшее из того, на что способен». «Наилучшее» – значит «приносящее общую пользу и дающее радость творящему». В этом деле годятся и программисты, и журналисты, и шофёры, и продавцы, и юристы. Правда, общая польза рано или поздно может затребовать чего-нибудь новенького. Поэтому лучше развивать все свои способности, даже если зарабатываешь на жизнь лишь одной.

Увы, вопреки этой очевидной истине – вокруг нас громко влачат массовое одновременное существование типы иного склада. Они уверены, что высшей формой строительства Светлого Будущего является сентиментальная верность колосистым символам.

Последние, очищенные путём многократных дистилляций до полной потери связи с реальностью -- превращаются в универсальный экстракт несбывшегося. Экстракты этого рода образуют фармакологическую группу т.н. ностальгетиков. Все они вызывают тяжёлую завимость

Ностальгетики -- а, значит, и квасящие их ностальголики -- бывают множества видов.

На пост-советском пространстве наиболее распространены великопрошлые ностальгетики. При их длительном приёме больной перестаёт интересоваться всеми фактами настоящего -- кроме тех, которые уступают статистике былого. Потребители великопрошлых ностальгетиков разных школ постоянно фехтуют между собой на килограммах мяса, километрах шпал и тоннолитрах молока за разные периоды. Наш сегодняшний мир им чужд во всех аспектах, в которых не демонстрирует своё колбасное ничтожество по сравнению с тысяча девятьсот каким-нибудь. При этом вместо того, чтобы заимствовать из славного прошлого сталинские методы организации – великопрошлые сталинисты, к примеру, занимаются чтением соответствующих ригвед с занудным непременным перечислением тоннокилометров и литрочасов, излитых И.В.Сталиным на Человечество. Не то чтобы эти типы не жили в нашей реальности. Но они жвут в ней как советские разведчики под прикрытием. То есть -- ничем на практике не отличаясь от непросветлённых душ.

Не менее опасны ностальгетики ретрофутурологические. Видит Космос: замечательный мультфильм «Тайна третьей планеты» и детский сериал «Гостья из будущего» были сняты не для того, чтобы...
портрет

Слово о погибели пиара, или Кризис туристократии

-- На днях я принял очень сложное для себя решение. -- сокрушённо заявил Истинному Учителю Истины (то есть мне) грузный высокий юноша лет тридцати пяти, руководящий небольшой территорией в 120 тыс. кв. километров и полутора миллионами душ. -- Вы понимаете, я отправил своего сына учиться в Англию...

Я пожал плечами. Ничего сложного в нашумевшем решении посетителя не было. Российский нувориш, отправляющий семилетнего сына учиться в аристократический форт, закрытый для чавов и всяких там русских -- обычный нувориш. Госчиновник, делающий то же самое -- обычный жлоб. Эти роли вполне совместимы, и конфликтов между ними ранее не наблюдалось.

-- Так что вас беспокоит, голубчик? -- с любопытством спросил я.

-- Я же говорю. Я принял сложное решение написать об этом в своём блоге. -- потея, объяснил гость. -- Ведь ситуацией могли воспользоваться оппоненты. Это был очевидный ход. "Губернатор нахваливает отечественное образование, а сам отправляет сына учиться в Англию". -- передразнил он кого-то. -- Хотя я за свои деньги и сына устроил, и лучшему дворнику премию выдал... Я мог промолчать, но тогда об этом написали бы враги. Я написал сам -- но всё равно получилось как-то не очень. Вот вы можете подсказать, как правильно пиариться в таких случаях?

Когда раскаты моего олимпийского хохота несколько утихли, я успокоил раскачавшуюся люстру и объяснил юноше:

-- Не надо детей за границу отправлять, голубчик.

-- Но ведь мальчика там гораздо лучше воспитают! -- воскликнул он. -- там такие спартанские условия...

На этом месте мне всё стало ясно. Трудно сказать, какой руководитель области из человека, у которого не хватает сил не купать собственного ребёнка в роскоши и лести. Но наивная вера во всемогущий пиар, который всё покрывает и всё переносит, сегодня является отчётливым видовым признаком новой социальной прослойки пост-советского пространства -- туристократии.

Туристократы, коротко говоря -- это люди, прожившие активную и интересную жизнь где-то примерно почти в районе своей Родины и за её счёт, нанесшие ей немало чувствительных нововведений -- но ни разу в биографии не получавшие обратки. С пубертатных лет подобранные родными кланами, ещё школьниками назначенные в президенты консалтинговых фирм, гоняемые то в Оксфорд на стажировку, то в Кремль на получение грамот -- они никогда не собирались сливаться с человеческим субстратом своего процветания. Понятие географической безвылазности им просто чуждо -- если территория, с которой они стригут купюры и которой командуют, не обеспечивает им сервиса -- они легко находят другую и не понимают, чего это аборигены так на них взъелись.

Всегда проезжая мимо своих Родин в панамках и с цифровыми фотоаппаратами, они привыкли воспринимать подведомственные им страны как достопримечательность. То есть такое место, где можно купить безделушку и дать на чай ("я за свои средства дворника наградил"), -- но всерьёз жить просто нелепо.

Они никогда не были избираемы -- их всю жизнь назначали. Они никогда, даже в виде эксперимента, не пробовали жить аборигенской жизнью -- для них это равно одичанию, "going black under the skin". Поэтому единственной формой общения с местными туристократы почитают лженаучный метод т.н. пиара. Причём придают ему какую-то совершенно мистическую силу.

Туристократ уверен, что с помощью этого волшебного метода он может убедить аборигенов во всём. Например, что спустя 14 лет туристократка, испортившая свою тачилу о двух аборигенок, действительно сядет в тюрьму. Что миллионер и начальник территории величиной с Бельгию плюс Нидерланды действительно не может воспитать своего ребёнка дома в достойных условиях. Наконец, что сын гендиректора ЛДПР действительно достоин государственного ордена больше, чем какой-то левый космонавт.

Между тем, объект их неистовой веры -- пиар -- уже пережил свой век и более не имеет никакой эффективности. Если в период, когда не существовало индивидуальных средств массовой информации (одно из которых Уважаемый Читатель читает в данный момент), пиар творил чудеса -- то сегодня время чудес закончилось.

Причина в том, что пиар - это всего лишь враньё, которое некому опровергнуть. Он подобен фокусу, для успеха которого необходимо, чтобы в критический момент все зрители отворачивались и не смотрели. Если же часть зрителей упорно не отворачивается и на весь зал комментирует, как фокусник открывает тайник, достаёт кролика и запихивает животное в шляпу -- фокус несколько теряет блеск.

В более продвинутых туристократиях, надо отметить, смерть пиара уже осознали. Именно отсюда проистекают дешёвые часы американского президента или езда норвежского короля в пригородной электричке. Упомянутые деятели, возможно, рады бы обвешаться бирюльками, напялить тюрбаны с изумрудами во лбу и рассекать на слонах -- но понимают, что это никак не истолковать в качестве проявления смирения.

В отличие от них, туристократы пост-советского пространства ещё не осознали, что из двух пряников успеха -- власти и роскоши -- сегодня прилично выбирать один. И что губернатор не может жить как звезда R&B. Им это кажется обидным и ущемляющим, а жизнь при таких раскладах теряет краски. Причина этой заторможенности в их поведении вполне объяснима -- они, как уже было сказано, никогда напрямую не зависели от унылых масс, которые им досталось чабанить. Поэтому задача "заслужить у аборигенов признание и любовь" им кажется совершенно третьестепенной -- особенно на фоне наболевшей проблемы "куда отправить сыночку учиться".

Космос -- который я в данный момент представляю -- напоминает, что у современной туристократии есть три пути развития. Первый -- объявить себя живыми божествами, что потребует некоторых изменений в учебниках и традиционных религиозных учениях. Второй -- передислоцироваться в страны, где местные жители и так воспринимают белых как новые воплощения бога Лоно. Третий (признаемся, довольно фантастический) -- переустановить себе иерархию ценностей, сделав главной из них тех самых аборигенов, которых туристократы сегодня считают неустранимым багом в безупречной программе своей жизни. И не упиваться тем, к чему по определению не имеет доступа большинство их подданных.

Альтернативы слишком хорошо известны из истории, чтобы ещё раз о них напоминать.
портрет

Против пастыризации

-- Мы с вами должны вместе обратить внимание людей на демографическую проблему. -- сообщил Истинному Учителю Истны (то есть мне) вечерний посетитель, известный радиоведущий. -- Ведь если наши женщины не откажутся от своего эгоизма и не начнут рожать хотя бы по два и одной десятой ребенка каждая, все заполнят иммигранты. Вы же знаете статистику? Тут давно надо в набат бить.

Бить посетителю в набат я не стал, вместо этого вежливо поинтересовавшись:

-- А сколько у вас детей, голубчик?

-- Трое! -- гордо ответил гость. И, помолчав, добавил: -- Правда, мамы у них разные. Да... Это отдельная, совершенно исключительная история. Хотите, расскажу?

Осененный догадкой, я резко распахнул шкаф и внушил гостю, что он видит буку. Пока он сидел, парализованный ужасом, я наскоро просканировал его мозг и убедился в своей правоте. Мозг радиоведущего оказался насквозь пастыризованным.

Массовая пастыризация -- одно из недавних изобретений Внеземных Цивилизаций. Оно призвано (как и все, что вытворяют закомплексованные гуманоиды) морально опустить Человечество с целью обидного хохота над ним -- но с особым цинизмом. Пастыризованный больной, пропущенный через высокотемпературное инопланетное излучение, не просто перестает воспринимать себя частью рода людского. Он при этом непрестанно предписывает окружающим, как им следует измениться в лучшую сторону, не считаясь с трудностями.

Первым эффектом пастыризации является появление у больного все той же, распространенной и при других болезнях, странной идеи, будто все остальные люди суть не такие же полноценные личности, как он сам -- а некий набор юнитов из стратегической игры. Но пастыризованному кажется, что тут есть что заапгрейдить -- и он начинает всячески колотить в набаты чужих ушей, выдавая смелые, радикальные указания по немедленному улучшению Homo sapiens. Наиболее распространенными на пост-советском пространстве предписаниями, исходящими от пастыризованных, являются: "Женщины, рожайте!", "Люди, перестаньте пить!" и, наконец, "Быдло, обернись гражданским обществом и сделай что-нибудь с гаишниками, которые меня в среду оштрафовали".

Сами пастыризованные, конечно, не бегут делать ни первого, ни второго, ни третьего -- поскольку прекрасно видят последствия. Производство кучи детей дурно скажется на их возможности купить те самые прульные тачилы, которые они рекламируют на своих каналах в перерывах между призывами рожать. К тому же женщина, многократно пропущенная через доступный населению роддом, уже вряд ли сохранит тот уровень здоровья и доброты, которого они достойны. Бросить пить они не желают, потому что им-то надо как-то расслабляться. Наконец -- открытая война с обидчивыми силовыми орденами может обернуться совсем дурно, а им еще жить и работать в этом городе.

Затуманенное сознание пастыризованных решает это противоречие путем выделения себя в отдельную категорию т.н. "духовных авторитетов". Сами они пришли в этот мир олицетворять Правду, а не жить по ней. Они дают миру спасительные советы -- поэтому их нельзя мерить общею линейкой. Если бы они сами занялись выполнением своих инструкций -- кто тогда будет энергосберегающе светить народам?

К сожалению, поколение, воспитанное суровыми мужчинскими романами и игрой Warcraft на вере в собственную эксклюзивность, особо податливо к заразе. Оно пастыризируется конвейерными темпами. Поэтому на десяток нормальных людей сейчас приходится не менее шести и одной десятой пастыря (как мне подсказывают, скорее все-таки просто одной десятой -- но и этого явно многовато). Они облучают друг друга поучительными эманациями, но сами, будучи обладателями совершенно исключительных биографий, имеют стойкий иммунитет к чужим поучениям. Как следствие -- жизнь идет себе дальше как попало, а наши современники, отдавая по ползарплаты на обучение отпрыска в престижном вузе, все не оставляют надежды увидеть однажды вокруг вежливых белокурых грузчиков из хороших, непьющих, по-африкански многочисленных и, желательно, набожных семей. Они также горазды бороть культ потребительской бездуховности, пока эти грузчики тащат к ним на этаж новый хай-энд -- к которому они питают совершенно исключительную слабость, но это отдельная история.

...В Совхозе им. маршала Баграмяна практикуется прогрессивный метод трудотерапии. Пастыризованных больных будят чуть свет, одевают в спецовки, гонят рыть бурты для брюквы и грузить ящики вечером, а в перерывах нянчить ораву специально обученных младенцев. Четырежды в день к ним на лазурном приусе подъезжает проф. Инъязов с мегафоном, призывая к трезвости. Процент излечивающихся зашкаливает за 100.


Послесловие

Я поддерживаю критику Читателей, отмечающих, что темы, близкие к теме пастыризации, уже освещались мною. Я также согласен с тем, что проблема носит во многом локальный характер.
портрет

Слово об оменеджирении

Вчера Истинный Учитель Истины (то есть я) возвратился из небольшой антропологической экспедиции. Раздав Секретариату гостинцы (проф. Инъязову -- ключицу Homo Floreseiensis, секретарю Кудрявцеву бумеранг, помощнице секретаря Алине Зайцевой -- арбуз с автографом Мела Гибсона), я с облегчением сменил походную одежду на домашний шлафрок, расположился за столом в кабинете и дал сигнал запускать посетителей. Мне повезло: первый же пациент, крепкий седеющий юноша лет сорока пяти в дорогом пиджаке, оказался в критическом состоянии.

-- У меня-то все в порядке. -- сообщил он с той неторопливостью и спокойствием, которые сегодня лучше всяких воплей говорят о поспешности и нервозности. -- Я успешный менеджер. В семейной жизни тоже все благополучно. У сына проблемы, вот в чем дело. 23 года пацану, а он до сих пор не знает, чего хочет в жизни. Я читал, что это часто бывает у детей из преуспевающих семей. Он вялый какой-то. Посидел на работе до звонка, встал, уехал, поел, поиграл, поспал... Нет мотивации. Хотите, я его на консультацию приведу?

Через десять минут выяснилось, что ребенок у гостя всего один и что у него с детства был замечен редкий талант "нравятся спорткары и электронная музыка". Альфа-качеств, вроде жажды доминирования и азарта зарабатывания денег, у мальчика не наблюдалось никогда.

-- А зачем вам, голубчик, сын с мотивацией? -- поинтересовался я.

-- Ну как зачем. -- не понял посетитель. -- Он же не потянет всего, что я ему оставлю. У меня завод алкогольных коктейлей и сеть фитнес-центров.

-- Тогда воспитайте сотню сирот, -- посоветовал я. -- У кого-нибудь наверняка прорежутся нужные вам таланты.

-- Почему это я должен за алкашами отказников подбирать? -- удивился производитель алкогольных коктейлей. -- Давайте, доктор, быстро. Есть у вас методика? У меня скоро встреча, студию видеоигр собираюсь делать.

На этом месте я все понял. Пациент (покинувший кабинет несколько поспешно и при этом повредивший крышу тойоты проф. Инъязова), страдал излишним весом в обществе. Эту относительно новую болезнь современная социальная диетология называет также оменеджирением.

Параллель тут очевидна: подобно тому, как ожирение есть следствие излишнего и бессмысленного питания, оменеджирение -- излишнее и бессмысленное процветание.

Занятно вспомнить, что в моей юности, пришедшейся на довольно голодную межвоенную эпоху, полнота еще почиталась разновидностью красоты. "Мужчина полный, интересный" -- говорили девушки о людях, с которыми знакомились на танцах. Полнота кавалеров как бы говорила им: "Эгей! Я работаю на здоровой сидячей работе в банковской конторе, а не дышу испарениями и пылью на заводе. Я не умру через десяток лет от туберкулеза, на меня не свалится чугунная чушка. Со мною ты не будешь голодать, мы народим вместе десяток детей и они смогут выучиться".

Сегодня голодом девушку не напугаешь, в отличие от перспективы десятка детей. Ожирение признано бесполезным и изгнано из топа достоинств в список уродств. Точно так же и процветание некогда просто не могло быть излишним и вредным, а сейчас явно становится таковым.

Начав на заре эпох хапать тогдашние парнокопытные и зерновые капиталы с помощью колюще-режущих оборотных средств, наши свирепые предки знали, зачем им это все. Они обеспечивали максимальные стартовые возможности для армий своих наследников в мире, где всего на всех не хватало. Каждый региональный лидер, натаскавший из походов в свой замок медных треножников и рабынь, уже при жизни видел десятки своих потомков и воспитанников, которые, если что, защитят город от геноцида со стороны соседних племен.

Современный предприниматель едва ли опасается штурма Москвы ордами гикающих дагестанцев на жигулях. Но и на династию ему рассчитывать не приходится. Фактически любой современный тайкун обречен на судьбу Александра Македонского: его корпорация, захвати она хоть весь мир, не достанется его воспитанникам, а будет попилена посторонними взрослыми. Причем нередко уже при его жизни.

Таким образом, сегодня традиционные деловые жилки бьются неизвестно за что. Участники современных бизнес-войн объясняют, будто они "просто делают то, что нравится" -- но для простых хобби их занятия слишком маниакальны и болезненны. Особенно опасна для землян проявившаяся у оменеджиревших в последние десятилетия неротическая тяга "организовывать новые бизнесы" при нулевом желании расхлебывать последствия.

Поскольку все они базируются не на реальных потребностях прогресса, а на наркоманском желании больных замутить что-нибудь "эффективное" -- большая часть этих "бизнесов" для Человечества в лучшем случае бесполезна. В худшем же -- деловитые невротики дают прикурить всему земному шару. Последнее они блестяще продемонстрировали в конце 2000-х, выдав кредиты всем, кому забыли организовать возможность их выплатить. Устроив шикарный стритрейсинг на своих финансовых машинах по экономическим улочкам мира, больные оставили за собой руины и сейчас думают, где бы еще погонять.


...В колхозе им. Баграмяна оменеджиревших не лечат. Их, как правило, корректирует тот же медик, что традиционно исправляет горбатых.